Сергей Лукьяненко

Автограф Сергея Лукьяненко

«Дневной дозор»

  • Мы свернули с Камергерского на Тверскую, я сказала, где остановиться.
  • Штаб-квартира Светлых, расположенная на Соколе, замаскирована под обычный офис. У нас же и место куда приличнее, и маскировка куда веселее. В этом здании, где семь жилых этажей, а внизу расположены роскошные даже по московским меркам магазины, на три этажа больше, чем все полагают. Его ведь так и строили, как резиденцию для Дневного Дозора, и скрывающие подлинный облик здания заклятия вложены в кирпич и камень стен. Те, кто проживает в самом здании, а в большинстве своем это самые обычные люди, наверное испытывают какое-то странное ощущение, поднимаясь в лифте. Будто путь с первого этажа на второй длится слишком долго…
    Лифт действительно идет дольше, чем положено. Ведь второй этаж на самом деле — третий, настоящий второй невидим, там размещаются помещения дежурных, оружейная комната, технические службы. Еще два наших этажа венчают здание, и опять же, про них никому из людей не известно. А вот Иной, обладающий достаточной силой, может посмотреть сквозь сумрак и увидеть строгий черный гранит стен и арки окон, почти всегда закрытых тяжелыми плотными шторами. Лет десять назад в здании постановили кондиционеры, и на фоне черного камня появились нелепые ящики сплит-систем. Раньше климат регулировали магией, но к чему тратить ее попусту, ведь электричество гораздо дешевле.
    Я как-то видела фотографию нашего здания, сделанную через сумрак искусным магом. Поразительное зрелище! Людная улица, по ней двигается нарядно одетые люди, едут машины. Витрины… окна… из одного окна выглядывает благообразная старушка, на другом сидит кошка — недовольная, мрачная, животные хорошо чувствуют наше присутствие… И параллельно со всем этим — два входа с Тверской, причем один открыт, и в дверях полирует пилочкой ногти молодой вампир из охраны. Прямо над магазинами — полоса сверкающего черного камня, багровые пятна окон… Два верхних этажа будто придавливают здание тяжелой каменной шапкой.
    Показать бы эту фотографию жильцам! Впрочем — мнение у всех будет единодушное: бесталанный фотомонтаж! Бесталанный потому, что уж очень нелепым кажется здание…
  • Антон любил Прагу. Более того, не понимал, как ее можно не любить. Есть города, которые с первого же мгновения вызывают оторопь, подавляют, а есть и такие, что умеют мягко и незаметно очаровывать. Москва, к сожалению, не относится ни к первому, ни ко второму типу. Прага же была подобна старой и мудрой волшебнице, что умеет притворяться молодой, но не видит в том нужды, сохраняя свою красоту в любом возрасте.
    И ведь если разобраться — Прага должна была стать обителью Темных. Город, перенасыщенный готическими зданиями, город, полный моровых столбов — памятников средневековым чумным эпидемиям, город гетто Второй мировой, город противоборства сверхдержав в «холодной войне»… ну куда подевались все те эманации Тьмы, питательный субстрат Темных? Куда рассеялись, почему превратились в память — но не в злобу?
    Загадка…
  • «Черный орел» был у Антона одним из самых любимых пражских ресторанчиков. Может быть, просто потому, что он несколько раз посещал его, когда в первый раз оказался в Праге. Много ли надо российскому человеку для счастья? Хороший, но ненавязчивый сервис, вкусная еда, изумительное пиво, низкие цены.
    Улица, по которой он шел, раздвоилась. Будто река, оставляющая по стержню узкий и длинный островок из нескольких старых, невысоких зданий — в основном ресторанчики и сувенирные магазины. «Черный орел» стоял в этом ряду первым.
  • Мрачный и подавленный, Антон вошел в «Черный орел». И тут же увидел сослуживцев Кристиана Вановера. Человек десять, все обычные люди. Они сидели за длинным столом, ели гуляш и пили «спрайт». Честное слово, они пили «спрайт»! В чешской пивной! На отдыхе!
    И не потому, что соблюдали сухой закон. На столе было и несколько пустых бутылочек из-под пива. Из-под американского «Будвайзера», который Антон стал бы пить, лишь умирая от жажды в пустыне.

«Ночной дозор»

Безумное чаепитие. Куда там Кэрроллу! Самые безумные чаепития творятся не в кроличьей норе, за столом с безумным шляпником, ореховой соней и мартовским зайцем. Маленькая кухня маленькой квартиры, утренний чай, долитый кипяточком, малиновое варенье из трехлитровой банки — вот она, сцена, на которой непризнанные актеры играют настоящие безумные чаепития. Здесь, и только здесь, говорят слова, которые иначе не скажут никогда. Здесь жестом фокусника извлекают из темноты маленькие гнусные тайны, достают из буфета фамильные скелеты, находят в сахарнице пригоршню-другую цианистого калия. И никогда не найдется повода встать и уйти — потому что тебе вовремя подольют чая, предложат варенья, и пододвинут поближе открытую сахарницу…

«Чистовик»

  • Прогулка по незнакомому городу, если вы не стерли ноги, не валитесь от усталости, имеете в кармане хоть  немного денег, а в запасе несколько дней, — это одно из самых приятных на свете занятий. И можете поверить мне на слово, что если этот город находится в ином мире, по сути, на другой планете, — это делает прогулку еще интереснее.
  • Потому что лидер — это не тот, кто «впереди на лихом коне». Это тот, кто направит каждого в нужную сторону. И сумеет вовремя остановиться сам.

«Танцы на снегу»

  • …наша цивилизация развивается исключительно по мужскому принципу. Мы все — очень логичны, серьезны, в меру агрессивны и авантюричны. Добры и справедливы… в рамках своей логичности.
  • Я лежал на спине, тяжело дышал и думал про то, что никогда не женюсь. Ну, даже если и женюсь, то на мусульманке, их воспитывают так, чтобы мужа слушались.
    Хотя и про русских говорят, будто у них женщины тихие и послушные. А ведь эти девчонки все, или почти все, русские. Значит, врут.

«Калеки»(сборник «Гаджет»)

  • — Ты позволишь нам пройти в главную рубку? — спросил Алекс.
    — Разумеется, Роза кивнула, и внутренняя дверь шлюза открылась. — Следуйте за белым кроликом.
    На пороге и впрямь сидел полупрозрачный белый кролик, сшитая лазерными лучами голограмма. Когда дверь открылась, кролик подпрыгнул и лениво затрусил по коридору.
  • Это было очень по-человечески — привыкнуть жить с грызущей тебя изнутри болью. Привыкнуть, но не смириться. Приспособиться. Приручить свою боль.
    Может быть потому, что люди хоть и стремятся к совершенству, но прекрасно знают, что оно недостижимо?

«Купи кота» (сборник «Гаджет»)

  • Вам хорошо — март кончился, орать перестали, разошлись. И забыли друг друга…
  • — Это как в сказке, — поглаживая черную шерстку, отвечал Максим. — про Снежную Королеву, про мальчика Кая, которому осколки ледяного зеркала попали в глаз и в сердце… Любовь — самое отвратительное зеркало! В сердце у меня осколок сидит до сих пор, а из глаза — выпал. Как лучик света. Отразился — и ушел в небо. Так может быть, я снова его увижу, Кот? Этот лучик? И он снова ударит мне в глаза!
    — Зачем? — интересовался Кот.
    — Когда у человека любовь в сердце, — ничуть не удивившишь, объяснял Максим, — это только страдание. Страдание и не больше. А вот когда еще и в глазах любовь…
  • Кот снова усмехался и принимался чистить усы.
    — Люди, ах, эти глупые люди, — бормотал он. — Если уж ты позволил злым осколкам попасть в твое сердце и глаз — страдай и терпи. Вышел осколок из глаз, рано или поздно выйдет и тот, что в сердце! Тебе сразу станет легко, и пойдешь искать новую боль. Мы, коты, давно знаем эту тайну — не позволяй себе влюбляться. Есть только март, и еще апрель, и еще май… есть разные месяцы, и разные кошечки, и очень-очень много радости и счастья! Но никакой любви нет!
  • —Нет, упрямо повторил Кот. — Пока ты не поверишь в нее — любви нет!
  • «Дистрибьютора добра» одобряла администрация президента, РПЦ, духовное управление мусульман и главный раввин России. Ничего против не имели и прочие организации, на чье мнение могли ориентироваться читатели. Разве что Минздрав традиционно не одобрил книгу, но Минздрав не одобрял ни одного произведения, где герои безнаказанно курят, пьют или ведут распущенный образ жизни. Минздрав даже «Карлсона» не рекомендовал — травматологам не нравились прогулки по крышам, диетологам — увлечение героя сладким.

«Не спешу» (сборник «Гаджет»)

А не хочешь стать владыкой Земли? Как это нынче называется… президентом Соединенных Штатов?

«Спектр»

— Что хочешь? — помолчав, спросил Юрий Сергеевич. И даже достал из кармана крошечную записную книжку.

— Новый барабан, настоящую саблю, красный галстук, щенка-бульдога… — начал перечислять Мартин. — И жениться…

Юрий Сергеевич оторвал ручку от бумаги и уставился на новоявленного Тома Сойера.

«Призрачные витражи»

  • Москва для меня так и осталась маленькими пятнышками вокруг нескольких станций метро и несколькими маршрутами, по которым я постоянно ездила.

© Irina Samonova 1999-2019

Яндекс.Метрика