Роберт Хайнлайн
«Пятница, которая убивает»

  • Самооборона подчас означает: «Делай другим то, что они сделают с тобой, но бей первым». Де Камп, по-моему.
  • — Если бы я была нормальнее, чем сейчас, вам пришлось бы выпустить немного крови.
    — Нормально — это предел. Нельзя быть более нормальным или менее. Да — да. Нет — нет.
  • Если бы мой инструктор по самоконтролю меньше торчал в позе лотоса и больше проводил времени в Кении, его советы могли бы пойти на пользу.
  • Как бы не переплачивали гражданским служащим, они всегда твердо убеждены, что им чудовищно недоплачивают, и все служащие так или иначе склонны к воровству, иначе они просто не кормились бы у этого «стойла».
  • Непрофессионально. А значит, теоретически возможно.
  • ... со всеми этими правительствами, которые давят на вас, где только могут и чем только могут, со всеми их компьютерами, следящими глазами и еще сотней способов электронного надзора, каждая свободная личность просто морально обязана бороться — не давать дверям подземок захлопнуться, держать окна зашторенными и пичкать компьютеры дезинформацией. Ведь компьютеры — тупы и ограничены, электронные досье — на самом деле вовсе не досье... Нельзя упускать случая одурачить эту систему. Если не можете увернуться от налога, заплатите чуть больше, чтобы сбить с толку компьютер, — переставьте цифры местами... Ну, и так далее.
  • Самый дорогой товар — сила разума. Лишь она представляет собой истинную ценность. Любая организация, любая структура может оказаться бесполезной, беспомощной и представлять опасность для себя самой, если аккуратно и последовательно заменить лучшие ее мозги на тупые и неповоротливые. Потребовалось лишь несколько тщательно спланированных «несчастных случаев», чтобы превратить огромную прусскую военную машину в слепое и беспомощное чудовище. Но это выяснилось, лишь когда война была в разгаре, потому что до разгара схватки тупицы выглядят точно так же, как и гении.
  • Ну где еще получишь столько веселья, при этом не раздеваясь?
  • Следующие семнадцать лет я буду выплачивать 858 новозеландских долларов и 13 центов ежемесячно... За что? Я не смогу жить дома, пока не выплачу все, потому что для ежемесячных взносов я должна работать. Так за что же тогда? Не за секс, это точно. Как я говорила капитану Тормею, секс можно найти где угодно — глупо платить за это. Наверное, за честь окунать руки в воду для мытья посуды, так я думаю. За возможность кататься по полу с детьми и щенками так, чтобы тряслись стены. За теплое чувство, что, где бы я не была, на этой планете есть место, где я могу все это делать по праву, потому что я часть этого.
  • Что касается гениев и супергениев, они всегда устанавливают для себя собственные законы — и в сексе, и во всем остальном. Им не нужно по-обезьяньи следовать обычаям их современников.
  • ... беда тех, кто «имеет право знать», схожа с проблемой того, кто имеет «право» стать пианистом и давать сольные концерты, но при этом никак не желает учиться играть на фортепьяно.
  • Ты не посторонняя. Ты наша старая подруга, с которой мы просто недавно познакомились.
  • Страшная кара ожидает тех, кто бросает котят на произвол судьбы.
  • Босс, убить крысу чрезвычайно просто: нужно засунуть ее в мешок... А потом можно бить по мешку топором, можно прошить его полями, можно утопить, можно сжечь и развеять перел по ветру. Пока вы будете этим заниматься, самка произведет на свет следующую порцию крысят, и вам придется иметь дело уже не с одним мешком, а по меньшей мере с дюжиной. Босс, все, что мы можем сделать с крысами, это — загонять их в угол. Но победить их мы не можем. Более того, стоит нам на мгновение зазеваться, как крысы тут же возьмут верх.
  • Автобиографии, как правило, честны, но в них очень мало правды.
  • Я не вижу ничего дурного в слезах, это — своего рода смазка для психики.
  • Может, кто-нибудь мне объяснит, что за существа такие — мужики? С диаграммой и краткими примечаниями...

Перевод Ф. Сарнова.

Robert A. Heinlein "Friday"

© Irina Samonova 1999-2019

Яндекс.Метрика