Роджер Желязны. Рыцарь отражений

Глава 5

Ещё полдюжины шагов — и исчез даже намёк на стены. И крыша, кстати, тоже. Оглядываясь, я не видел никаких признаков ни коридора, ни входа в него. Там было лишь пустое, мрачное пространство. К счастью, пол — или земля — под ногами оставалась твёрдой. Единственно, как можно было выделить свою дорогу из окружающего мрака — это видеть её. Я шагал по жемчужно-серой тропе через долину отражений, хотя технически, полагаю, я шёл между ними. Ну-ну. Кто-то или что-то, чтобы обозначить мне путь, неохотно проливал на тропу как можно меньше света.

Шагая в мрачной тишине, я недоумевал, среди скольких отражений уже прошёл, а потом — не слишком ли прямолинейно рассматриваю подобный феномен. Вероятно.

Тут, не успел я привлечь в свои рассуждения математику, мне показалось, будто я увидел, как что-то движется прочь справа от меня. Я остановился. Прямо у самой границы зрения показалась высокая черная колонна. Но она была неподвижна. Я заключил, что видимость передвижения создалась от того, что я сам не стоял на месте. Толстая, гладкая, неподвижная — я скользил взглядом по этому чёрному столбу, пока не потерял его из вида. Похоже, невозможно было сказать, какой высоты достигает эта штука.

Я повернул прочь, сделал ещё несколько шагов и потом впереди слева заметил ещё одну колонну. Не останавливаясь, я лишь скользнул по ней взглядом. Скоро по обе стороны стали видны и другие. Ничего, похожего на звёзды, настоящие ли или негативные, не было в той тьме, куда они возносились, сводом моего мира была просто однообразная темнота. Немного спустя колонны стали появляться странными группами, некоторые были совсем рядом и соответственно уже не казались одинаковой величины. Слева, вроде бы в пределах досягаемости, стояло несколько колонн. Я протянул к ним руку. Однако не тут-то было. Я сделал к ним шаг.

Фракир тут же сдавил мне запястье.

— НА ТВОЕМ МЕСТЕ Я БЫ ЭТОГО НЕ ДЕЛАЛ, — заметил он.

— Почему? — спросил я.

— ПОТЕРЯТЬСЯ И НАЖИТЬ КУЧУ НЕПРИЯТНОСТЕЙ МОЖЕТ ОКАЗАТЬСЯ ПРОЩЕ ПРОСТОГО.

— Может, ты и прав.

Я замедлил шаги. Что бы ни происходило, мне хотелось только одного— чтобы всё это как можно скорее закончилось и я смог бы вернуться к тем проблемам, которые считал важными: например, разыскать Корал, встретиться с Люком, придумать, как справиться с Юртом и Джулией, поискать отца...

Колонны скользили мимо, то ближе, то дальше от меня, а ещё среди них стали появляться предметы, не похожие на них. Одни были приземистыми и асимметричными, другие — высокими, коническими, некоторые склонялись к соседним, мостиками перекидываясь через них, или лежали, сломанные у оснований. Вид нарушенного таким образом правильного однообразия приносил некоторое облегчение — нарушившись, оно обнаружило, как Силы играют с формами.

Тут плоская поверхность кончилась, хотя на разных уровнях еще сохранялась стилизованная геометричность в виде поленниц, полок и ступеней. Моя дорожка оставалась ровной, тускло освещенной. Я медленно шёл среди множества разрушенных Стоунхеджей.

Я убыстрил шаги, и вот уже бежал мимо галерей, амфитеатров и настоящего леса камней. В нескольких таких рощицах я, кажется, уловил краем глаза какое-то движение, но это, опять-таки, вполне могло оказаться эффектом быстрой ходьбы и скверного освещения.

— Чувствуешь что-нибудь живое неподалеку? — спросил я у Фракира.

— НЕТ, — пришел ответ.

— По-моему, я видел, как что-то шевелилось.

— ВОЗМОЖНО. ЭТО ВОВСЕ НЕ ЗНАЧИТ, ЧТО ОНО ЗДЕСЬ.

— Мы общаемся с тобой меньше суток, а ты уже выучился сарказму.

— ОЧЕНЬ НЕПРИЯТНО ГОВОРИТЬ ОБ ЭТОМ, БОСС, НО ВСЕ, ЧЕМУ Я ВЫУЧИЛСЯ, Я ВЗЯЛ ОТ ТЕБЯ. ТУТ НЕТ НИКОГО ДРУГОГО, КТО МОГ БЫ ОБУЧИТЬ МЕНЯ ХОРОШИМ МАНЕРАМ И ПРОЧЕМУ.

— Touchet, — сказал я. — Может быть, лучше _м_н_е_ предупреждать т_е_б_я, если начнутся сложности.

— TOUCHET, БОСС. ЭЙ, ЭТИ ВОЕННЫЕ ТЕРМИНЫ МНЕ НРАВЯТСЯ.

Немного погодя я замедлил шаг. Справа впереди что-то мигало. Иногда это был красный, иногда — синий, а яркость менялась. Я остановился. Вспышки продолжались всего несколько мгновений, но этого оказалось более чем достаточно, чтобы я насторожился. Я долго высматривал их источник.

— ДА, — чуть погодя сказал Фракир, — ОСТОРОЖНОСТЬ — В ПОРЯДКЕ ВЕЩЕЙ. НО НЕ СПРАШИВАЙ МЕНЯ, ЧЕГО ЖДАТЬ. Я ПРОСТО ЧУВСТВУЮ, ЧТО НАМ ЧТО-ТО УГРОЖАЕТ.

— Может быть, я как-нибудь сумею проскользнуть мимо него, что бы это ни было.

— ДЛЯ ЭТОГО ТЕБЕ ПРИШЛОСЬ БЫ СОЙТИ С ТРОПИНКИ, — ответил Фракир, - УГРОЗА ИСХОДИТ ИЗ КАМЕННОГО КОЛЬЦА, КОТОРОЕ ОНА ПЕРЕСЕКАЕТ. Я БЫ НЕ СТАЛ.

— Нигде не сказано, что нельзя сходить с дороги. У тебя есть какие-нибудь инструкции на этот счет?

— Я ЗНАЮ, ЧТО ТЫ ДОЛЖЕН ИДТИ ПО ДОРОГЕ, А НИЧЕГО, СПЕЦИАЛЬНО ОГОВАРИВАЮЩЕГО ТВОЙ УХОД С НЕЕ И ПОСЛЕДСТВИЯ ЭТОГО, НЕТ.

— Гм.

Тропинка изогнулась вправо и я тоже свернул. Она шла прямо в массивное каменное кольцо, но, замедлив шаг, я всё же не отклонился от своего курса. Приближаясь, я внимательно разглядывал каменный круг и заметил, что, хотя тропинка и заходила туда, обратно она уже не выходила.

— ТЫ ПРАВ, — заметил Фракир. — КАК ЛОГОВО ДРАКОНА.

— Но мы должны были идти туда.

— ДА.

— Значит пойдём.

Тут я не торопясь, как на прогулке, прошёл по сияющему пути между двух серых постаментов.

Освещение внутри кольца было не таким, как снаружи. Там было светлее, но место по-прежнему напоминало чёрно-белый набросок, волшебно сверкающий. Впервые я увидел здесь нечто, казавшееся живым. Под ногами росло что-то вроде травы, она серебрилась и казалась покрытой росой.

Я остановился, а Фракир сжал мое запястье очень странным образом — кажется, не столько предостерегая, сколько проявляя любопытство. Справа от меня находился алтарь, вовсе не похожий на тот, через который я перескочил в часовне. Этот представлял собой грубый кусок камня, взгроможденный на несколько валунов. Не было ни свечей, ни льняных покровов, ни иных религиозных атрибутов, которые подходили бы связанной по рукам и ногам леди, возлежавшей на алтаре. Припомнив сходную ситуацию, в которой однажды очутился я сам и которая доставила кучу хлопот, я все свои симпатии отдал леди — беловолосой, чернокожей и чем-то знакомой. К странному же созданию, стоявшему лицом ко мне позади алтаря, с ножом в воздетой левой руке, я испытал вовсе не дружеские чувства. Правая половина тела у него была абсолютно чёрной, левая — ослепительно белой. Немедленно оживившись при виде столь живописной сцены, я двинулся вперед. Мой «Концерт для кулинара и микроволновой печи» в заклинаниях мог бы искрошить и сварить его в кипятке в мгновение ока, но, поскольку невозможно было выговорить ключевые слова, нечего было и пробовать. Мне показалось, что быстро направляясь к нему, я ощутил на себе его взгляд, хотя одна его половина была слишком тёмной, а другая — слишком светлой для того, чтобы знать наверняка. А потом нож опустился, вонзаясь ей в грудь и лезвие прочертило дугу под ребрами, пониже грудины. В этот миг она закричала, брызнула кровь — алая на чёрном с белым, а когда она залила руку этого человека, я понял, что, если бы постарался, мог бы пробормотать заклинания и спасти её.

Потом алтарь рухнул и серый смерч скрыл от меня картину, кровь спиралью пронеслась по нему, и он стал похож на шест, который ставят у входа в парикмахерские. Она постепенно расходилась по нему, окрашивая воронку в розовый, затем бледно-розовый цвет. Потом смерч обесцветился до серебристого, и пропал. Когда я добрался до того места, трава сверкала — никакого алтаря, никакого жреца, никакого жертвоприношения.

Резко затормозив, я пристально вглядывался туда.

— Это что, сон? — спросил я вслух.

— НЕ ДУМАЮ, ЧТО Я СПОСОБЕН ВИДЕТЬ СНЫ, — ответил Фракир.

— Тогда расскажи, что ты видел.

— Я ВИДЕЛ, КАК КАКОЙ-ТО ПАРЕНЬ ЗАКОЛОЛ ЛЕДИ, ОНА ЛЕЖАЛА НА КАМНЕ СВЯЗАННАЯ. ПОТОМ ВСЁ РУХНУЛО И УНЕСЛОСЬ ПРОЧЬ. ПАРЕНЬ БЫЛ ЧЁРНО-БЕЛЫЙ, КРОВЬ — КРАСНАЯ, ТА ЛЕДИ — ДЕЙДРА...

— Что? Клянусь богом, ты прав! Она действительно была похожа на нее... на её негатив. Но ведь Дейдра давно умерла...

— ДОЛЖЕН ТЕБЕ НАПОМНИТЬ, ЧТО Я ВИДЕЛ ТО ЖЕ, ЧТО, ПО-ТВОЕМУ, ВИДЕЛ И ТЫ. ФАКТЫ В ЧИСТОМ ВИДЕ МНЕ НЕ ИЗВЕСТНЫ, Я ЗНАКОМ ТОЛЬКО С ТОЙ ПУТАНИЦЕЙ, В КОТОРУЮ ИХ ПРЕВРАТИЛА ТВОЯ НЕРВНАЯ СИСТЕМА. МОЕ СОБСТВЕННОЕ ВОСПРИЯТИЕ ПОДСКАЗАЛО МНЕ, ЧТО ЭТО БЫЛИ НЕ ОБЫЧНЫЕ ЛЮДИ, А ТАКИЕ ЖЕ СУЩЕСТВА, КАК ФАЛЬШИВЫЕ ДВОРКИН С ОБЕРОНОМ, ПРИХОДИВШИЕ К ТЕБЕ В ПЕЩЕРУ.

И только тогда мне в голову пришла совершенно ужасающая мысль. Тогда лже-Дворкин и лже-Оберон ненадолго навели меня на мысль о треёхмерных компьютерных копиях. А способность Колеса-Призрака обыскивать отражения основывалась на преобразовывании в цифры извлечённых из лабиринта сегментов — и это я считал в данном случае очень важным. Ведь Призрак — сейчас мне казалось, что чуть ли не с тоской — недоумевал: хватает ли его знаний и умения, чтобы считаться божеством?

Могло ли мое собственное творение играть со мной? Мог ли Призрак заключить меня в абсолютно пустынном, далеком отражении, блокировать все мои попытки с кем-нибудь связаться и начать со мной сложную игру? Сумей он выиграть у собственного творца, перед которым испытывал, кажется, нечто вроде благоговейного страха — не счёл бы он, что возвысился до уровня, который в его личном космосе находился выше моего статуса? Может быть. Если то и дело сталкиваешься с компьютерными копиями, «ищи бога из машины».

Это заставило меня задуматься, насколько же Призрак силен на самом деле. Хотя его сила отчасти была сродни Лабиринту, я был уверен, что силе Лабиринта — или Логруса — она противостоять не могла. Невозможно было представить, что Призрак сумел заблокировать это место от обоих.

С другой стороны, на самом деле нужно было только блокировать меня.

Полагаю, он мог выдать себя за Логруса, когда мы столь внезапно столкнулись в момент моего прибытия. Но тогда потребовалось бы, чтобы он действительно усилил способности Фракира, а мне не верилось, что он сумел бы такое. И как насчет Единорога и Змеи?

— Фракир, — спросил я, — ты уверен, что на сей раз силы тебе придал именно Логрус и Логрус заложил в тебя те инструкции, что ты несёшь?

— ДА.

— А откуда у тебя такая уверенность?

— Я ОЩУЩАЛ ТОЧЬ-В-ТОЧЬ ТО ЖЕ САМОЕ, ЧТО И В ПЕРВУЮ ВСТРЕЧУ С ЛОГРУСОМ, КОГДА ВПЕРВЫЕ ОБРЕЛ НОВЫЕ СПОСОБНОСТИ.

— Понятно. Ещё вопрос: Единорог и Змея, которых мы видели тогда в часовне, могли быть такими же, как те Дворкин и Оберон из пещеры?

— НЕТ. Я БЫ ЗНАЛ. ОНИ БЫЛИ СОВЕРШЕННО НЕ ТАКИМИ. ОНИ БЫЛИ ВНУШАЮЩИМИ УЖАС И МОГУЩЕСТВЕННЫМИ, И СОВСЕМ ТАКИЕ, КАКИМИ ПРЕДСТАВЛЯЛИСЬ.

— Хорошо, — сказал я. — Я тревожился, что всё это может оказаться какой-нибудь сложной шарадой, придуманной Колесом-призраком.

— Я ПРОЧЕЛ ЭТО В ТВОИХ МЫСЛЯХ. НО НЕ СУМЕЛ ПОНЯТЬ, ПОЧЕМУ ПОДЛИННОСТЬ ЕДИНОРОГА И ЗМЕИ ОПРОВЕРГАЕТ ЭТОТ ТЕЗИС. ОНИ ПРОСТО МОГЛИ ПРОНИКНУТЬ В КОНСТРУКЦИЮ ПРИЗРАКА, ЧТОБЫ ВЕЛЕТЬ ТЕБЕ ПРЕКРАТИТЬ ШУМ, ПОТОМУ ЧТО ХОТЯТ ПРОНАБЛЮДАТЬ, КАК ЗАКОНЧИТСЯ ИГРА.

— Я об этом не подумал.

— И, МОЖЕТ БЫТЬ, ПРИЗРАК СУМЕЛ ВЫЧИСЛИТЬ МЕСТО, КУДА ОЧЕНЬ ТРУДНО ДОБРАТЬСЯ И ЛАБИРИНТУ, И ЛОГРУСУ, И ПРОНИК ТУДА.

— Полагаю, в этом что-то есть. К сожалению, это возвращает меня чуть ли не к тому, с чего я начал.

— НЕТ, ПОТОМУ ЧТО ЭТО МЕСТО — НЕ ВЫДУМКА ПРИЗРАКА. ОНО БЫЛО ВСЕГДА. ЭТО Я УЗНАЛ ОТ ЛОГРУСА.

— По-моему, знать это — слабое утешение, и...

Я так и не закончил свою мысль, потому что мое внимание привлекло внезапное шевеление в противоположном секторе кольца. Там я увидел алтарь, которого раньше не замечал, за ним стояла женская фигура, а на алтаре, связанный, лежал испещренный пятнами света и тени мужчина. Они очень напоминали первую пару.

— Нет! — крикнул я. — Хватит!

Но стоило мне двинуться в их направлении, как лезвие опустилось. Ритуал повторился, алтарь обрушился и снова все унёс смерч. К тому времени, как я добрался туда, ничто не говорило о каком-либо необычайном происшествии.

— Что скажешь? — спросил я Фракира.

— СИЛЫ ТЕ ЖЕ, ЧТО И ПЕРВЫЙ РАЗ, НО ОНИ КАКИМ-ТО ОБРАЗОМ ПОМЕНЯЛИСЬ МЕСТАМИ.

— Зачем? Что происходит?

— ЭТО — ВСТРЕЧА СИЛ. УЖЕ НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ ЛАБИРИНТ И ЛОГРУС ОБА ПЫТАЮТСЯ ПРОБИТЬСЯ СЮДА. ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЯ, ПОДОБНЫЕ ТЕМ, СВИДЕТЕЛЕМ КОТОРЫХ ТЫ ОКАЗАЛСЯ, ПОМОГАЮТ ПОДГОТОВИТЬ ТЕ СЛАБЫЕ МЕСТА, ЧТО НУЖНЫ ОБОИМ.

— Зачем им понадобилось появляться здесь?

— НЕЙТРАЛЬНАЯ ЗОНА. СТАРИННАЯ НАПРЯЖЕННОСТЬ МЕЖДУ НИМИ ЕДВА ЗАМЕТНО ПОКОЛЕБАЛАСЬ. ОТ ТЕБЯ ОЖИДАЮТ, ЧТО ТЫ КАКИМ-НИБУДЬ МАНЕРОМ СДВИНЕШЬ БАЛАНС СИЛ В ПОЛЬЗУ КОГО-ТО ОДНОГО.

— У меня нет ни малейшего представления, как подступиться к такому делу.

— КОГДА ПРИДЕТ ВРЕМЯ, УЗНАЕШЬ.

Я вернулся на тропу и зашагал дальше.

— Мне случилось проходить мимо, потому что должны были произойти жертвоприношения? Или жертвы были принесены, потому что я проходил мимо?

— БЫЛО РЕШЕНО, ЧТО ЭТО ПРОИЗОЙДЕТ, КОГДА ТЫ ОКАЖЕШЬСЯ РЯДОМ. ТЫ — СВЯЗУЮЩЕЕ ЗВЕНО.

— Так что же, по-твоему, можно ожидать...

По левую руку от меня из-за камня с тихим смешком выступила какая-то фигура. Рука моя потянулась к мечу, но у него в руках ничего не было и двигался он медленно.

— Разговариваешь сам с собой. Дурной знак, — заметил он.

Этот человек был чёрно-бело-серым наброском. Судя по тёмной правой стороне и белой левой, он вполне мог быть первым из тех, кто занес кинжал над жертвой. Не могу выразить это словами. Кем бы — или чем бы ни был он, или оно, я вовсе не желал завязывать знакомство.

Поэтому я пожал плечами.

— Единственный знак, который тут меня волнует — это указатель с надписью «ВЫХОД», — ответил я, проходя мимо.

Упав мне на плечо, его рука с легкостью развернула меня к нему. Снова смешок.

— Тут следует быть осторожнее с тем, к чему стремишься, — сказал он низким сдержанным голосом. — Иногда желания тут исполняются. И если исполнитель ошибётся и поймет твое «выход» как «смерть» — ну, тогда фью! - твоё существование может закончиться. Ты улетишь как облачко дыма. Смешаешься с землей. Отправишься куда угодно, к чёрту на кулички — и привет!

— Там я уже был, — ответил я, — а по пути ещё много где побывал.

— Ого! Смотри-ка! Твое желание и правда исполнено, — заметил он, левым глазом поймав вспышку света и словно зеркальцем отразив его в мою сторону. Я все-таки сумел мельком увидеть его правый глаз — неважно, как мне пришлось для этого щуриться и изворачиваться.

— Вон! — закончил он, ткнув пальцем.

Я повернул голову в указанном направлении и там, над верхним камнем кромлеха, сиял знак «ВЫХОД» — точно такой, как над дверями театра неподалеку от нашего университетского городка, куда я частенько хаживал.

— Ты прав, — сказал я.

— Выйдешь там?

— А ты?

— Ни к чему, — ответил он. — Я уже знаю, что там такое.

— Что? — потребовал я ответа.

— Другая сторона.

— Как смешно, — ответил я.

— Если силы выполнили чье-то желание, а тот с презрением отказывается от этого, они могут выйти из себя, — сказал он тогда.

Услышав скрип и пощелкивание, я понял — это он скрипит зубами, но не сразу. Тогда я зашагал прочь, направляясь к знаку «ВЫХОД» — хотелось проверить, что это такое, если рассмотреть поближе.

Там торчало два камня, а поверх лежала плоская плита. Получившиеся ворота были достаточно велики, чтобы пройти сквозь них. Хотя там было мрачновато.

— СОБИРАЕШЬСЯ ПРОЙТИ ЧЕРЕЗ НИХ, БОСС.

— Почему бы и нет? Это один из моментов, которых в моей жизни не так много: я чувствую себя нужным тому, кто всем тут заправляет — кто бы это ни был.

— НА ТВОЁМ МЕСТЕ Я БЫ СЛИШКОМ НЕ ПЕТУШИЛСЯ... — начал Фракир, но я уже шёл.

Понадобилось всего три быстрых шага — и вот я уже выглянул наружу по другую сторону каменного круга со сверкающей травой, глядя мимо чёрно-белого человека на ещё один кромлех, над ним тоже был знак «ВЫХОД», а внутри виднелся призрачный силуэт. Остановившись, я сделал шаг назад и обернулся. На меня смотрел чёрно-белый человек, позади него был кромлех, внутри кромлеха — тёмный силуэт. Я поднял правую руку над головой. Призрачная фигура сделала то же самое. Я повернулся туда, куда было направился. Смутный силуэт напротив меня тоже поднял руку. Я не останавливался, пока не дошёл до места.

— Мир тесен, — заметил я, — но мне было бы очень неприятно его раскрасить.

Человек рассмеялся.

— Теперь тебе напомнили, что любой твой выход одновременно и вход, — сказал он.

— То, что ты здесь, ещё сильнее напоминает мне пьесу Сартра, — ответил я.

— Ты говоришь зло, — ответил он, — но с философской точки зрения - обоснованно. Я всегда считал, что ад — в других людях. Ведь я не сделал ничего, чтобы возбудить твое недоверие, правда?

— Тебя или нет я видел тут неподалеку, приносящим в жертву женщину? — спросил я.

— Даже если меня, какое тебе дело? Тебя это не касалось.

— Мне кажется, у меня сложилось странное мнение относительно кое-каких пустячков — например, насчет ценности жизни.

— Возмущение немного стоит. Даже почтение Альберта Швейцера к жизни не распространяется на солитер, муху це-це и раковые клетки.

— Ты понимаешь, что я хочу сказать. Ты недавно приносил в жертву женщину на каменном алтаре или нет?

— Покажи мне этот алтарь.

— Не могу. Он исчез.

— Покажи мне эту женщину.

— Она исчезла.

— Тогда у тебя нет состава преступления.

— Мы не в суде, чёрт побери! Если хочешь разговаривать, отвечай на мой вопрос. Если нет, давай оба перестанем издавать звуки.

— Я ответил тебе.

Я пожал плечами.

— Ладно, — сказал я. — Я тебя не знаю, и очень рад. Привет.

Я шагнул прочь от него в сторону дороги. Когда я сделал это, он сказал:

— Дейдра. её звали Дейдра, и я в самом деле убил её, — тут он шагнул внутрь кромлеха, из которого я только что вышел, и исчез в нём.

Я немедленно взглянул на другую сторону, но под знаком «ВЫХОД» он не появился. Я повернулся кругом и сам шагнул в кромлех. И вышел с другой стороны, через дорогу, мельком увидев, как второй «я» в это же время входит в соседний кромлех.

— Что ты об этом думаешь? — возвращаясь назад к тропе спросил я у Фракира.

— МОЖЕТ БЫТЬ, ЭТО БЫЛ ДУХ ЭТОГО МЕСТА? ПОГАНЫЙ ДУХ ПОГАНОГО МЕСТА? НЕ ЗНАЮ, НО ДУМАЮ, ОН ТОЖЕ — ОДНА ИЗ ЭТИХ ПРОКЛЯТЫХ КОНСТРУКЦИЙ... А ЗДЕСЬ ОНИ СИЛЬНЕЕ.

Я отправился назад к тропинке, ступил на нее и пошел дальше.

— С тех пор, как тебе дали новые способности, твоя речь очень сильно изменилась, — заметил я.

— ТВОЯ НЕРВНАЯ СИСТЕМА — ХОРОШИЙ УЧИТЕЛЬ.

— Спасибо. Если этот парень опять объявится, и ты учуешь его раньше, чем я увижу, дай знать как следует.

— ЛАДНО. ЧЕСТНО ГОВОРЯ, ВСЁ ЗДЕСЬ ПРОПАХЛО ПОДОБНОЙ КОНСТРУКЦИЕЙ. ТУТ В КАЖДОМ КАМНЕ — КУСОЧЕК ЛАБИРИНТА, ЕГО ЧЕРТЫ.

— Когда ты это понял?

— КОГДА МЫ ПРОБОВАЛИ УЙТИ В ПЕРВЫЙ РАЗ. ТОГДА Я ВСЁ ТУТ ОСМАТРИВАЛ, ИСКАЛ, НЕТ ЛИ ЧЕГО ОПАСНОГО.

Мы подошли к периферии внешнего кольца, и тут я с размаху налетел на камень. Он оказался довольно твёрдым.

— ОН ЗДЕСЬ! — вдруг предупредил Фракир.

— Эй! — донесся голос сверху, и я поднял глаза. На камне, покуривая тонкую сигарету, сидел чёрно-белый незнакомец. В левой руке у него была чаша.

— Ты заинтересовал меня, малыш, — продолжал он. — Как твоё имя?

— Мерлин, — ответил я. — А твоё?

Вместо ответа он оттолкнулся, медленно опустился перед камнем и стал рядом со мной. Щуря левый глаз, он разглядывал меня. По его правой половине, подобно воде, струились тени. Он выпустил в воздух серебристый дым.

— Ты живой, — объявил он, — и несёшь на себе печать и Лабиринта, и Хаоса. В тебе есть эмберская кровь. От кого ты ведешь свой род, Мерлин?

На миг тени разделились, и я увидел его правый глаз — он было скрыт повязкой.

— Я сын Корвина, — ответил я ему, — а ты... хотя как это может быть... предатель Бранд.

— Точно, так меня зовут, — сказал он, — но я не предавал того, во что верил, ни разу.

— Это вопрос твоего честолюбия, — сказал я. — Но ведь твой дом, твоя семья и силы Порядка всегда были безразличны тебе, да?

Он засопел.

— С нахальным щенком я не стану спорить.

— У меня тоже нет никакого желания спорить с тобой. И, что ещё хуже, твой сын Ринальдо, похоже, мой лучший друг.

Повернувшись к нему спиной, я направился дальше. Мне на плечо упала его рука.

— Погоди! — сказал он. — О чем ты говоришь? Ринальдо — просто мальчишка.

— Неверно, — ответил я. — Мы с ним почти ровесники.

Он убрал руку, и я обернулся. Бранд выронил сигарету, и та, дымясь, лежала на тропинке, а чашу он перенес в руку окутанную мраком. Он потирал лоб.

— Значит, в главных отражениях прошло столько времени — заметил он.

По какому-то капризу я достал Козыри, вытащил козырь Люка и протянул ему так, чтоб он видел.

— Вот Ринальдо, — сказал я.

Он потянулся к карте и по какой-то непонятной причине я позволил ему взять её. Он долго и пристально смотрел на неё.

— Здесь связь через Козыри, похоже, не срабатывает, — сообщил я.

Он поднял глаза, покачал головой и протянул карту обратно мне.

— Нет, не должна, — заметил он.

— Как... он?

— Ты знаешь, что он убил Каина, чтоб отомстить за тебя?

— Нет, я не знал. Но меньшего я от него и не ждал.

— На самом-то деле ты не Бранд, правда?

Он закинул голову и расхохотался.

— Я Бранд до мозга костей. Но не тот Бранд, с которым ты мог быть знаком. Остальная информация тебе дорого обойдётся.

— Сколько же стоит узнать, что ты такое на самом деле? — спросил я, пряча карты.

Держа чашу перед собой двумя руками, он поднял её, словно чашу для милостыни.

— Немного твоей крови, — сказал он.

— Ты стал вампиром?

— Нет, я — лабиринтов призрак, — ответил он. — Дай мне крови, и я объясню.

— Ладно, — сказал я. — И пусть лучше это будет хорошая история, — тут я вытащил свой кинжал и проколол запястье, протянув его над чашей.

Как из опрокинутой масляной лампы, из руки вырвались языки пламени. Конечно, на самом деле в моих жилах течет вовсе не пламя. Но в определенных краях кровь хаоситов делается очень летучей, а это место было явно из таких.

Пламя хлынуло вперед, наполовину в чашу, наполовину мимо, расплескавшись по его руке и предплечью. Он взвизгнул и как будто съежился. Я шагнул назад, а он превратился в водоворот — не сказать, чтобы он отличался от тех смерчей, которые я наблюдал после жертвоприношений, только он был огненным. Водоворот с рёвом поднялся в небо и через мгновение исчез, оставив меня ошарашенно таращить глаза наверх, зажимая дымящееся запястье.

— УХОД... Э-Э... ЖИВОПИСНЫЙ, — заметил Фракир.

— Семейная особенность, — объяснил я, — и, кстати об уходах...

Я прошагал мимо камня, отбыв из кольца. Его снова заполнила тьма, ещё более глубокая. Зато моя тропинка, казалось, обозначилась ярче. Увидев, что запястье перестало дымиться, я отпустил его.

Тогда, одержимый мыслью убраться прочь от этого места, я перешел на спортивную ходьбу. Оглянувшись немного погодя, стоящих камней я больше не увидел. Там был только бледный, тающий водоворот, который поднимался всё выше, выше, пока не исчез.

Я всё шёл и шёл, и тропа постепенно пошла под горку, и вот уже оказалось, что я лёгкой походкой, вприпрыжку сбегаю с холма. Тропинка яркой лентой бежала вниз, теряясь из вида далеко впереди. И всё-таки увидев, что не так далеко от неё отделяется вторая светящаяся линия, я был озадачен. Обе дорожки быстро пропадали справа и слева от меня.

— Относительно перекрестков есть какие-нибудь особые указания? — спросил я.

— ПОКА НЕТ, — отозвался Фракир. — ВИДНО, ЭТО МЕСТО, ГДЕ НАДО БУДЕТ ПРИНИМАТЬ РЕШЕНИЕ, НО, ПОКА НЕ ПОПАДЕШЬ ТУДА, НИКАК НЕ УЗНАЕШЬ, ОТ ЧЕГО ТАНЦЕВАТЬ.

Внизу расстилалась пустынная с виду сумрачная равнина, кое-где попадались отдельные светлые точки — некоторые горели ровно, другие то разгорались, то тускнели, и все они были неподвижны. Однако, кроме двух дорожек — моей и той, что отделялась от неё, — иных путей не было. Слышны были лишь мои шаги и моё дыхание. Не было ни ветра, ни особенных запахов, а климат был столь мягким, что не требовал внимания. С обеих сторон снова появились тёмные силуэты, но у меня не было желания их исследовать. Всё, чего мне хотелось, — это покончить с тем, что творится, выбраться отсюда к чёртовой матери и как можно скорее заняться собственными делами.

Потом по обе стороны от дороги с неодинаковыми интервалами стали появляться туманные пятна света. Колеблющиеся, исходящие ниоткуда, испещренные пятнами, они то вдруг возникали, то пропадали. Как будто вдоль дороги висели пятнистые газовые занавеси. Но сперва я не останавливался, чтобы их исследовать — я дождался, чтобы тёмные зоны стали попадаться всё реже и реже, замещаясь тенями, в которых можно было различить всё больше и больше. Контуры, словно началась настройка, прояснялись, обнаруживая знакомые предметы: стулья, столы, машины на стоянке, витрины магазинов. Наконец эти картины принялись окрашиваться в бледные цвета.

Перед одной я задержался и внимательно посмотрел на нее. Это был красный шевроле 57 года выпуска, в снегу, припаркованный на обочине знакомого с виду шоссе. Я приблизился и протянул к нему руку.

Попав в тусклый свет, моя левая рука исчезла по плечо. Вытянув пальцы, я дотронулся до машины. Ответом было смутное ощущение контакта и лёгкий холодок. Тогда, махнув рукой вправо, я сбросил немного снега. Когда я вытащил руку, она была в снегу. Перспектива немедленно окрасилась в чёрное.

— Я нарочно полез туда левой рукой, — сказал я, — потому что там на запястье ты. Что там было?

— БОЛЬШОЕ СПАСИБО. ВРОДЕ БЫ КРАСНАЯ МАШИНА, А НА НЕЙ СНЕГ.

— Это они воспроизвели кое-что, что выудили из моей памяти. Это картина Полли Джексон, которую я купил, увеличенная до натуральной величины.

— ТОГДА ДЕЛО ПЛОХО, МЕРЛЬ. Я НЕ РАСПОЗНАЛ, ЧТО ЭТО — КОНСТРУКЦИЯ.

— Выводы?

— КТО БЫ ЭТО НИ СДЕЛАЛ, У НЕГО ПОЛУЧАЕТСЯ ВСЁ ЛУЧШЕ... ИЛИ ОН СТАНОВИТСЯ ВСЁ СИЛЬНЕЕ. ИЛИ И ТО, И ДРУГОЕ.

— Чёрт, — заметил я, повернул прочь и быстро зашагал дальше.

— ВОЗМОЖНО, НЕЧТО ЖЕЛАЕТ ПОКАЗАТЬ ТЕБЕ, ЧТО ТЕПЕРЬ МОЖЕТ ПОЛНОСТЬЮ СБИТЬ ТЕБЯ С ТОЛКУ.

— Тогда ему это удалось, — признался я. — Эй, Нечто! — крикнул я.— Слышишь? Твоя взяла! Ты окончательно сбил меня с толку! Можно мне теперь пойти домой? Но если ты хотел добиться ещё чего-то, тут у тебя прокол! Я совершенно не понимаю, в чем дело!

Последовавшая ослепительная вспышка швырнула меня на тропинку и ослепила на несколько долгих мгновений. Я лежал там, напрягшись, подергиваясь, но раскат грома не последовал. Когда снова можно было чётко видеть, а судороги мышц прекратились, я разглядел огромную царственную фигуру, стоявшую всего в нескольких шагах передо мной: Оберон.

Только это была статуя — дубликат той, что стояла у дальней стены Главного Вестибюля в Эмбере, а может, это она и была, потому что при ближайшем рассмотрении я заметил на плече великого человека нечто, похожее на птичий помет. Вслух я сказал:

— Она настоящая или это конструкция?

— ПО-МОЕМУ, НАСТОЯЩАЯ, — ответил Фракир.

Я медленно поднялся.

— Считаю это ответом, — сказал я. — Только не понимаю, что он означает.

Я протянул руку, чтобы потрогать статую, и на ощупь она больше напомнила холст, чем бронзу. В этот миг моя перспектива каким-то образом раздвинулась, и я ощутил, что трогаю написанного маслом больше, чем в половину натуральной величины, Отца Своей Страны. Потом края перспективы начали размываться, медленно исчезли, и я увидел, что портрет был частью одной из тех неясных картин, мимо которых я проходил. Потом по нему пошла рябь и он исчез.

— Сдаюсь, — сказал я, ступая на то место, которое он занимал минуту назад. — Ответы озадачивают ещё сильнее, чем породившая вопросы ситуация.

— РАЗ МЫ ИДЕМ СРЕДИ ОТРАЖЕНИЙ, НЕ МОЖЕТ ЛИ ЭТО БЫТЬ ЗАЯВЛЕНИЕМ, ЧТО ВСЕ ВЕЩИ РЕАЛЬНЫ... ОДНИ ЗДЕСЬ, ДРУГИЕ ГДЕ-ТО ЕЩЁ?

— Полагаю, да. Но это я уже знал.

— И ЧТО ВСЕ ВЕЩИ РЕАЛЬНЫ ПО-РАЗНОМУ, В РАЗНОЕ ВРЕМЯ, В РАЗНЫХ МЕСТАХ?

— О'кей, твои слова вполне могут оказаться сообщением. И всё же я сомневаюсь, чтобы это нечто дошло до таких крайностей просто, чтобы сделать несколько философских замечаний, которые для тебя могут быть внове, а где-нибудь ещё считаются довольно затасканными. Должна быть какая-то особая причина, которую я всё ещё не улавливаю.

До этих самых пор картины, мимо которых я проходил, представляли собой натюрморты. Теперь же мне попалось несколько полотен с людскими фигурами, на некоторых изображались иные создания. В этих картинах имелось действие — где насилие, где любовные сцены, где просто картинки домашней жизни.

— ДА, КАЖЕТСЯ, МЫ ПРОДВИНУЛИСЬ ВПЕРЕД. ЭТО МОЖЕТ НАС К ЧЕМУ-НИБУДЬ ПРИВЕСТИ.

— Когда они выскочат и набросятся на меня, я пойму, что прибыл в нужное место.

— КАК ЗНАТЬ? ПО-МОЕМУ, КРИТИКОВАТЬ ИСКУССТВО — ДЕЛО СЛОЖНОЕ.

Но вскоре серии картин исчезли, а мне оставалось только шагать по своей светящейся дорожке сквозь тьму. Вниз, вниз по неподвижному отлогому склону, к перекрестку. Где был Чеширский Кот, когда мне требовалась логика кроличьей норы?

Только что я, приближаясь, наблюдал за перекрестком, но не успел и глазом моргнуть, как картина изменилась. Теперь там неподалеку, на углу справа, был фонарь. Под ним стояла призрачная фигура и курила.

— Фракир, как они его притащили сюда? — спросил я.

— ОЧЕНЬ БЫСТРО, — ответил он.

— Что тебе подсказывает чутье?

— ВНИМАНИЕ СОСРЕДОТОЧЕНО НА ТЕБЕ. ПОКА — БЕЗ ЗЛЫХ НАМЕРЕНИЙ.

Подойдя поближе, я замедлил шаг. Дорожка превратилась в мостовую, по обеим сторонам были кромки тротуаров. С мостовой я шагнул на правый тротуар. Пока я шёл по нему, ветер прогнал мимо сырой туман, который повис, загораживая от меня свет. Я ещё больше замедлил шаги. Вскоре стало видно, что мостовая делается мокрой. Я шёл между домами, и мои шаги отдавались эхом. К этому времени туман слишком сгустился, чтобы можно было определить, действительно ли рядом со мной появились здания. Мне казалось, что это так, потому что кое-где в тумане попадались более тёмные участки. В спину задул холодный ветер и время от времени падали капли. Я остановился, поднимая воротник плаща. Откуда-то с высоты донеслось слабое гудение аэроплана, но увидеть его я не сумел. Он пролетел, и я двинулся дальше. Потом откуда-то — может быть, с противоположной стороны улицы — приглушенно донеслась полузнакомая мелодия, играли на пианино. Я поплотнее завернулся в плащ. Туман сгущался, образуя водоворот.

Ещё три шага — и туман исчез, а передо мной, прислонясь спиной к фонарному столбу, стояла она. Она была на голову ниже меня, одета во френч и чёрный берет, а волосы были чёрными, как чернила, и блестящими. Она бросила сигарету и медленно придавила её носком чёрной лакированной туфли на высоком каблуке. При этом я мельком увидел её ногу — нога была красивой формы. Потом она вытащила из кармана плаща плоский серебряный портсигар, на крышке виднелись выпуклые очертания розы, — открыла его, достала сигарету, зажала её губами, закрыла портсигар и убрала его. Потом, не взглянув на меня, спросила:

— Огонька не найдется?

Спичек у меня не было, но я не собирался допустить, чтобы такая мелочь помешала.

— Конечно, — сказал я, медленно протягивая руку к этим нежным чертам. Руку я чуть развернул — так, чтобы не было видно, что она пуста. Когда я прошептал ключевое слово, от которого из кончика моего пальца вылетела искра и зажгла сигарету, она подняла руку и дотронулась до моей, словно хотела придержать её. И, прикуривая, подняла глаза — большие, тёмно-синие, с длинными ресницами, — которые встретились с моими. Тут она ахнула и упустила сигарету.

— Боже мой! — сказала она, обхватила меня обеими руками, прижалась и принялась всхлипывать. — Корвин! — сказала она. — Ты нашёл меня! Я ждала целую вечность!

Я крепко держал её, не хотелось заговорить и разрушить её счастье такой дурацкой штукой, как правда. К чёрту правду. Я гладил её по голове.

Много позже она отстранилась и снизу вверх посмотрела на меня. Ещё миг — и она поняла бы, что это всего лишь сходство, а видит она только то, что хочет видеть. Поэтому я спросил:

— Что делает в таком месте такая девушка, как ты?

Она тихо засмеялась.

— Ты нашел путь? — сказала она, и тут её глаза сузились. — Ты не...

Я покачал головой.

— Духу не хватило, — сказал я ей.

— Кто ты? — спросила она, отступая на полшага.

— Меня зовут Мерлин, и я тут совершаю сумасшедшее рыцарское странствие, ничего не понимая.

— Эмбер, — тихо сказала она, всё ещё держа руки у меня на плечах, и я кивнул.

— Тебя я не знаю, — выговорила она тогда, — чувствую, что должна, но... я... не...

Потом она опять подошла ко мне и опустила голову мне на грудь. Я начал было что-то говорить, пытаясь объясниться, но она приложила палец к моим губам.

— Пока не надо, не сейчас, может быть, никогда, — сказала она. — Не рассказывай мне. Пожалуйста, больше ничего мне не рассказывай. Но ТЫ должен знать — ты призрак Лабиринта, или нет.

— Да что такое призрак Лабиринта? — спросил я.

— Артефакт, созданный Лабиринтом. Лабиринт увековечивает каждого, кто по нему проходит. Как будто записывает на пленку. Если ему нужно, он может вызвать нас обратно — такими, какими мы были в тот момент, когда проходили его. Он может использовать нас по своему усмотрению, отправлять туда, куда желает, дав нам задание... Уничтожать нас и опять создавать.

— И часто он проделывает это?

— Не знаю. Его воля, не говоря уж о его операциях с кем-то другим, мне незнакомы.

Потом она неожиданно объявила:

— Ты не призрак! — и схватила меня за руку. — Но что-то в тебе не так — не так, как у прочих, в ком течет кровь Эмбера...

— Полагаю, — ответил я. — Мое происхождение ведётся не только от Эмбера, но и от Двора Хаоса.

Она поднесла мою руку ко рту, словно собравшись поцеловать. Но губы скользнули мимо, к тому месту на запястье, где я рассек его по требованию Бранда. Тут меня как ударило: что-то в эмберской крови, должно быть, особенно привлекает призраков Лабиринта.

Я попытался отнять руку, но и она обладала силой Эмбера.

— Иногда во мне течет пламя Хаоса, — сказал я. — Оно может тебе навредить.

Она медленно подняла голову и улыбнулась. Её рот был выпачкан кровью. Я посмотрел вниз и увидел, что запястье тоже было мокрым от крови.

— Кровь Эмбера имеет власть над Лабиринтом, — начала она, и вокруг её щиколоток закрутился туман.

— Нет! — выкрикнула она тогда и ещё раз склонилась вперед.

Вихрь поднимался к её коленям, ляжкам. Я чувствовал, как она рвет зубами мое запястье. Я не знал никакого заклинания, чтобы бороться с этим, поэтому обхватил её плечи и погладил по голове. Минутой позже она растворилась в моем объятии, превратившись в кровавый смерч.

— Не сбейся с пути, — услышал я её вопль, когда она, крутясь, уносилась от меня. На мостовой всё ещё дымилась её сигарета. Кровь, капая, оставляла рядом с ней следы.

Я отвернулся. Я пошел прочь. Сквозь ночь и туман по-прежнему было слышно, как кто-то очень тихо играет на пианино одну из старинных мелодий.

© Irina Samonova 1999-2019

Яндекс.Метрика