Владимир Высоцкий для «Алисы в стране чудес»

Сказка «Алиса в стране чудес», выпущенная фирмой Мелодия на пластинках, открыла для меня огромный мир Л. Кэрролла. И песни Владимира Высоцкого сыграли не последнюю роль в том, что я «подсела» на эту кунижку.

Песня Кэрролла (начальная редакция)

Прохладным утром или в зной,
С друзьями или без,
Я всех отправиться за мной
Зову в страну чудес.

Но как? Но как в неё попасть? — вы спросите сперва, —
Нам, вероятно, нужно знать волшебные слова?
И нужно ль брать еду с собой и тёплое бельё?
И сколько километров до неё?

Волшебных слов не нужно знать! Приятель, не грусти!
Путь недалёк — не стоит собираться.
В страну чудес не надо плыть, лететь или идти —
В ней нужно оказаться!

Согласны мокнуть под дождём?
Под сказочным дождём?
Или, быть может, подождём?
Отложим на потом?

В стране, куда я вас зову, быть может, снег и град.
И сна там нет — всё наяву, и нет пути назад.
Не испугались? Ну, тогда мне с вами по пути!
А ну-ка, сосчитайте до пяти!

У нас давно сгустилась мгла — в стране чудес светлей.
Всё видно ясно, но не заблудитесь!
Там поровну добра и зла, но доброе сильней —
Вы сами убедитесь.

В стране чудес не всё понять
Удасться самому.
Но я все буду объяснять
Кому-то одному.

Вот девочка, и все её Алисою зовут, —
Согласна ты, дитя мое? Скорее! Все нас ждут,
Закрой глаза и посмотри — кругом волшебный лес,
Скажи, Алиса, — Раз, два, три, — и ты в стране чудес.

Скорее к берегу греби, волшебное весло!
Спеши в страну чудесного обмана!
И пусть, вернувшись, скажем им: — Ах! Как нам повезло!
И жаль — вернулись рано.

Песня Кэрролла

Этот рассказ мы с загадки начнём —
Даже Алиса ответит едва ли:
Что остается от сказки потом —
После того, как её рассказали?

Где, например, волшебный рожок?
Добрая фея куда улетела?
А? Э-э! Так-то, дружок,
В этом-то всё и дело:

Они не испаряются, они не растворяются,
Рассказанные в сказке, промелькнувшие во сне, —
В Страну Чудес волшебную они переселяются.
Мы их, конечно, встретим в этой сказочной стране…

Много неясного в странной стране —
Можно запутаться и заблудиться…
Даже мурашки бегут по спине,
Если представить, что может случиться:

Вдруг будет пропасть — и нужен прыжок?
Струсишь ли сразу? Прыгнешь ли смело?
А? Э-э! Так-то, дружок,
В этом-то всё и дело.

Добро и зло в Стране Чудес, как и везде, встречаются,
Но только здесь они живут на разных берегах,
Здесь по дорогам разным истории скитаются,
И бегают фантазии на тоненьких ногах.

Ну и последнее: хочется мне,
Чтобы всегда меня вы узнавали, —
Буду я птицей в волшебной стране,
Птица Додо — меня дети прозвали.

Даже Алисе моей невдомёк,
Как упакуюсь я в птичее тело,
А? Э-э! Так-то, дружок,
В этом-то всё и дело.

И не такие странности в Стране Чудес случаются!
В ней нет границ, не нужно плыть, бежать или лететь,
Попасть туда не сложно, никому не запрещается,
В ней можно оказаться — стоит только захотеть.

Песня Алисы

Я странно скучаю, я просто без сил.
И мысли приходят — маня, беспокоя, —
Чтоб кто-то куда-то меня пригласил
И там я увидела что-то такое!..

Но что именно — право, не знаю.
Все советуют наперебой:
«Почитай!» — Я сажусь и читаю,
«Поиграй!» — Ну, я с кошкой играю, —
Всё равно я ужасно скучаю!
Сэр! Возьмите Алису с собой!

Мне так бы хотелось, хотелось бы мне
Когда-нибудь, как-нибудь выйти из дому —
И вдруг оказаться вверху, в глубине,
Внутри и снаружи, — где всё по-другому!

Но что именно — право, не знаю.
Все советуют наперебой:
«Почитай!» — Ну, я с кошкой играю,
«Поиграй!» — Я сажусь и читаю, —
Всё равно я ужасно скучаю!
Сэр! Возьмите Алису с собой!

Пусть дома поднимется переполох,
И пусть наказанье грозит — я согласна, —
Глаза закрываю, считаю до трех…
Что будет? Что будет — волнуюсь ужасно!

Но что именно — право, не знаю.
Всё смешалось в полуденный зной:
Почитать? — Я сажусь и играю,
Поиграть? — Ну, я с кошкой читаю, —
Всё равно я скучать ужасаю!
Сэр! Возьмите Алису с собой!

Песня Белого Кролика

«Эй, кто там крикнул «Ай-ай-ай?»
— «Ну я! Я, Кролик Белый».
«Опять спешишь?»

— «Прости, Додо, так много важных дел!
У нас в Стране Чудес попробуй что-то не доделай…
Вот и ношусь я взад-вперед, как заяц угорелый, —
За два кило пути я на два метра похудел.

Зачем, зачем, сограждане, зачем я Кролик — белый?
Когда бы был я серым — я б не бегал, а сидел.
Все ждут меня, всем нужен я — и всем визиты делай,
А я не в силах отказать: я страшно мягкотелый, —
Установить бы кроликам какой-нибудь предел!

«Но почему дрожите вы и почему вы — белый?»
«Да потому что — ай-ай-ай! — такой уж мой удел.
Ах, как опаздываю я — почти что на день целый!
Бегу, бегу…»

— «Но говорят, он в детстве не был белый,
Он опоздать боялся — и от страха поседел».

Падение Алисы

Догонит ли в воздухе — или шалишь! —
Летучая кошка летучую мышь,
Собака летучая кошку летучую?
Зачем я себя этой глупостью мучаю!

А раньше я думала, стоя над кручею:
«Ах, как бы мне сделаться тучей летучею!»
Ну вот! Я и стала летучею тучею,
Ну вот и решаю по этому случаю:
Догонит ли в воздухе — или шалишь —
Летучая кошка летучую мышь?..

 

Марш антиподов

Когда провалишься сквозь землю от стыда
Иль поклянешься: «Провалиться мне на месте!» —
Без всяких трудностей ты попадёшь сюда,
А мы уж встретим по закону, честь по чести.

Мы — антиподы, мы здесь живем!
У нас тут анти-анти-антиорднаты.
Стоим на пятках твёрдо мы и на своем,
Кто не на пятках, те — антипяты!

Но почему-то, прилетая впопыхах,
На головах стоят разини и растяпы,
И даже пробуют ходить на головах
Антиребята, антимамы, антипапы…

Мы — антиподы, мы здесь живем!
У нас тут анти-анти-антиорднаты.
Стоим на пятках твёрдо мы и на своем,
Кто не на пятках, те — антипяты!

Про Мэрри Энн

Толстушка Мэри Энн была —
Так много ела и пила, что еле-еле проходила в двери.
То прямо на ходу спала, то плакала и плакала,
А то визжала, как пила,
Ленивейшая в целом мире Мэри.

Чтоб слопать всё, для Мэри Энн едва хватало перемен.
Спала на парте Мэри весь день, по крайней мере, —
В берлогах так медведи спят и сонные тетери.

С ней у доски всегда беда — ни бе ни ме, ни нет ни да,
По сто ошибок делала в примере.
Но знала Мэри Энн всегда —
Кто где, кто с кем и кто куда.
Ох, ябеда, ах, ябеда, противнейшая в целом мире Мэри.

А в голове без перемен у Мэри Энн, у Мэри Энн.
И если пела Мэри, то все вокруг немели, —
Слух музыкальный у неё, как у глухой тетери.

Песня Алисы про цифры

Все должны до одного
Числа знать до цифры «пять»,
Ну, хотя бы для того,
Чтоб отметки различать.

Кто-то там домой пришёл
И глаза поднять боится:
Это — раз, это — кол,
Это — единица.

За порог ступил едва,
А ему головомойка:
Значит — «пара», это — два,
Или просто двойка.

Эх, раз, ещё раз —
Голова одна у нас,
Ну, а в этой голове
Уха два и мысли две.

Вот и дразнится народ
И смеётся глухо:
– Поглядите, вот идёт
Голова — два уха!
Голова, голова, голова — два уха!

Хорошо смотреть вперёд,
Но сначала нужно знать
Правильный начальный счёт:
Раз, два, три, четыре, пять.

Отвечаешь кое-как.
У доски вздыхая тяжко, —
И трояк, и трояк
С минусом, с натяжкой.

Стих читаешь наизусть,
Но чуть-чуть скороговорка, —
Хлоп! — «четыре» — ну и пусть!
Твердая четвёрка.

Эх, раз, два, три,
Побежали на пари!
Обогнали «трояка»
На четыре метрика.

Вот четвёрочник бежит
Быстро, легче пуха,
Сзади троечник сопит,
Голова — два уха.
Голова, голова, голова — два уха!

В море слёз

Слезливое море вокруг разлилось,
И вот принимаю я слезную ванну, —
Должно быть, по морю из собственных слёз
Плыву к слезовитому я океану.

Растеряешься здесь поневоле —
Со стихией одна на один.
Может зря
Проходили мы в школе,
Что моря
Из поваренной соли?
Хоть бы льдина попалась мне, что ли,
Или встретился добрый дельфин!

Песня Мыши

Спасите, спасите! О ужас, о ужас, —
Я больше не вынырну, если нырну,
Немного поплаваю, чуть поднатужусь,
Но силы покинут — и я утону.

Вы мне по секрету ответить смогли бы:
Я — рыбная мышь или мышная рыба?

Я тихо лежала в уютной норе —
Читала, мечтала и ела пюре,

И вдруг это море около,
Как будто кот наплакал!
Я в нем как мышь промокла,
Продрогла, как собака.

Спасите, спасите! Хочу я, как прежде,
В нору, на диван из сухих камышей.
Здесь плавают девочки в верхней одежде,
Которые очень не любят мышей.

И так от лодыжек дрожу до ладошек —
А мне говорят про терьеров и кошек!

А вдруг кошкелот на меня нападет,
Решив по ошибке, что я мышелот?!

Ну вот — я зубами зацокала
От холода и от страха.
Я здесь как мышь промокла,
Продрогла, как собака.

Странные скачки

Эй вы, синегубые!
Эй, холодноносые!
Эй вы, стукозубые
И дыбоволосые!

Эй, мурашкокожие,
Мерзляки, мерзлячки,
Мокрые, скукоженые!
Начинаем скачки!

Эй, ухнем! Эй, охнем!
Пусть рухнем —
Зато просохнем.

Все закоченелые,
Слабые и хилые,
Ну, как угорелые,
Побежали, милые!

Полуобмороженная
Пестрая компания,
Выполняй положеное
Самосогревание!

Эй, ухнем! Эй, охнем!
Пусть рухнем —
Зато просохнем.

Выйдут все в передние —
Задние и средние,
Даже предпоследние
Перейдут в передние:

Всем передвигающимся
Даже на карачках,
Но вовсю старающимся —
Приз положен в скачках.

Эй, ухнем! Эй, охнем!
Пусть рухнем —
Зато просохнем.

Вам не надо зимних шуб,
Робин Гуси с Эдами,
Коль придете к финишу
С крупными победами.

Мчимся, как укушенные,
Весело, согласно, —
И стоим, просушенные.
До чего прекрасно!

Ух! Встали!
А впрок ли?
Устали,
Зато просохли.

Песня попугая

Послушайте все — О-го-го! Э-ге-гей! —
Меня, попугая, пирата морей.

Родился я в тыща каком-то году,
В бананово-лиановой чаще.
Мой папа был папапугай какаду,
Тогда еще не говорящий.

Но вскоре покинул я девственный лес —
Взял в плен меня страшный Фернандо Кортес,
Он начал на бедного папу кричать,
А папа Фернанде не мог отвечать,
Не мог — не умел отвечать.

И чтоб отомстить — от зари до зари
Учил я три слова, всего только три,
Упрямо себя заставлял: повтори
Карамба, коррида и черт побери!

Послушайте все — О-го-го! Э-ге-гей! —
Рассказ попугая, пирата морей.

Нас шторм на обратной дороге застиг,
Мне было особенно трудно.
Английский фрегат под названием «бриг»
Взял на абордаж наше судно.

Был бой рукопашный три ночи, два дня,
И злые пираты пленили меня.
Так начал я плавать на разных судах
В районе экватора, в северных льдах
На разных пиратских судах.

Давали мне кофе, какао, еду,
Чтоб я их приветствовал: «Хау ду ю ду!»
Но я повторял от зари до зари:
"Карамба!», «Коррида!» и «Чёрт побери!»

Послушайте все — О-го-го! Э-ге-гей! —
Меня, попугая, пирата морей.

Лет сто я проплавал пиратом, и что ж —
Какой-то матросик пропащий
Продал меня в рабство за ломаный грош,
А я уже был говорящий!

Турецкий паша нож сломал пополам,
Когда я сказал ему: «Паша! Салам!»
И просто кондрашка хватила пашу,
Когда он узнал, что еще я пишу,
Считаю, пою и пляшу.

Я Индию видел, Иран и Ирак —
Я индивидуум, не попка-дурак.
Так думают только одни дикари.
"Карамба!», «Коррида!» и «Чёрт побери!»

Песенка-представление Робин Гуся

Я — Робин Гусь, не робкий гусь,
Да! Я не трус, но я боюсь,
Что обо мне вы слышать не могли.
Я — славный гусь, хорош я гусь,
Я вам клянусь, я вам клянусь,
Что я из тех гусей, что Рим спасли.

Кстати, я — гусь особенный:
Ведь не все гуси — Робины.

Песенка-представление орлёнка Эда

Таких имен в помине нет,
Какой-то бред — орлёнок Эд…
Я слышал это, джентльмены, леди!
Для быстроты, для простоты
Прошу со мною быть на ты,
Зовите Эдом, это вроде Эдди.

Эд — это просто вместо имен:
Эд-гар, Эд-вард, Эд-монд.

Но Эд — не сокращение
О нет! — не упрощение,
А Эд, прошу прощения,
Скорее обобщение
Для легкости общения, —
Ни более ни менее.

Горю от нетерпения…

«Горю от нетерпения представить вам явление —
Без преувеличения писательницу-гения:

Всё, что пишет — вскоре прочтёте на заборе».

«Сгораю от смущения, сомнения, стеснения, —
Примите в знак почтения заборные творения!

Все, что рождаю в спорах, — читайте на заборах».

Песенка про ребенка-поросенка

«Баю-баю-баюшки-баю,
Что за привередливый ребёнок!
Будешь вырываться из пелёнок,
Я тебя, бай-баюшки, убью».

«До чего же голос тонок, звонок,
Просто… баю-баюшки-баю!
Всякий непослушный поросеёнок
Вырастает в крупную свинью».

«Погибаю, баюшки-баю!..»
«Дым из барабанних перепонок.
Замолчи, визгливый поросёнок,
Я тебя, бай-баюшки, убью».

«Если поросенком вслух, с пелёнок
Обзывают, баюшки-баю, —
Даже самый смирненький ребёнок
Превратится в будущем в свинью!»

Песня Лягушонка

Не зря лягушата сидят —
Посажены дом сторожить,
И главный вопрос лягушат:
Впустить — не впустить?

А если рискнуть, а если впустить,
То — выпустить ли обратно?
Вопрос посложнее, чем «быть или не быть?»
Решают лягушата.

Как видите, трудно, ква-ква:
Слова, слова, слова!
Вопрос этот главный решат
Достойные из лягушат.

Песенка лягушонка Джимми

У Джимми и Билли всего в изобилье —
Давай не зевай, сортируй, собирай!
И Джимми и Билли давно позабыли,
Когда собирали такой урожай.

И Джимми и Билли, конечно, решили
Закапывать яблоки в поте лица.
Расстроенный Билли сказал: «Или-или! —
Копай, чтоб закончилась путаница».

И Джимми и Билли друг друга побили.
Ура! Караул! Закопай! Откопай!
Ан глядь — парники все вокруг подавили.
Хозяин, где яблоки? Ну, отвечай!

У Джимми и Билли всего в изобилье —
Давай не зевай, сортируй, собирай!
И Джимми и Билли давно позабыли,
Когда собирали такой урожай!

Причитания Синей Гусеницы

Прошу не путать гусеницу синюю
С гусатою гусынею.
Гусыни — ни во что не превращаются,
Они гусаются, они кусаются.

А Гусеница Синяя — не птица,
И не гусица, а гусеница.

Мне нужно замереть и притаиться —
Я куколкой стану,
И в бабочку в итоге превратиться —
По плану, по плану.

Ну а планы мнимые —
Не мои, не мои,
И невыполнимые —
Не мои, не мои,
Вот осуществимые —
Вы мои, вы мои!

Песня о планах

Чтобы не попасть в капкан,
Чтобы в темноте не заблудиться,
Чтобы никогда с пути не сбиться,
Чтобы в нужном месте приземлиться, приводниться, —
Начерти на карте план.

И шагай, и пой беспечно,
Тири-тири-там-там, тирам!
Встреча обеспечена —
В плане всё отмечено
Точно, безупречно и пунктиром,
Тири-тири-там-там, тирам, жирненьким пунктиром.

Если даже есть талант,
Чтобы не нарушить, не расстроить,
Чтобы не разрушить, а построить,
Чтобы увеличиться, удвоить и утроить, —
Нужен очень точный план.

Мы неточный план браним — и
Он ползёт по швам, там, тирам.
Дорогие вы мои,
Планы выполнимые,
Рядом с вами мнимые — пунктиром.
Тири-тири-там-там, тирам,
Тоненьким пунктиром.

Планы не простят обман, —
Если им не дать осуществиться,
Могут эти планы разозлиться
Так, что завтра куколкою станет гусеница,
Если не нарушить план.

Путаница за разинею
Ходит по пятам, там, тирам,
Гусеницу синюю назовут гусынею.
Гните свою линию пунктиром!
Не теряйте, там-там, тирам, линию пунктира.

Песня чеширского кота

Прошу запомнить многих, кто теперь со мной знаком:
Чеширский кот — совсем не тот, что чешет языком,
И вовсе не Чеширский он, от слова «чешуя»,
А просто он — волшебный кот, примерно как и я.

Чем шире рот — тем чеширей кот,
Хотя обычные коты имеют древний род,
Но Чеширский кот совсем не тот,
Его нельзя считать за домашний скот!

Улыбчивы, мурлывчивы, со многими на «ты»
И дружески отзывчивы Чеширские коты.
И у других улыбка, но такая — да не та.
Ну, так чешите за ухом Чеширского кота!

Шляпник

Ах, на кого я только шляп не надевал!
Mon Dieu! С какими головами разговаривал!
Такие шляпы им на головы напяливал,
Что их врагов разило наповал.
Сорвиголов и оторвиголов видал:

В глазах — огонь, во рту — ругательства и кляпы!
Но были, правда, среди них такие шляпы,
Что я на них и шляп не надевал.
И на великом короле, и на сатрапе,
И на арапе, и на Римском папе -

На ком угодно шляпы хороши!
Так согласитесь, наконец, что дело в шляпе,
Но не для головы, а для души.

Мартовский Заяц

Миледи! Зря вы обижаетесь на Зайца!
Он, правда, шутит неумно и огрызается,
Но он потом так сожалеет и терзается!
Не обижайтесь же на Мартовского Зайца!

Соня

Ах, проявите интерес к моей персоне!
Вы, в общем, сами — тоже форменные сони,
Без задних ног уснете — ну-ка, добудись!
Но здесь сплю я — не в свои сони не садись!

Песня об обиженном времени

Приподнимаем занавес за краешек —
Такая старая, тяжелая кулиса! —
Вот какое время было раньше,
Такое ровное — взгляни, Алиса!

Но… Плохо за часами наблюдали
Счастливые,
И нарочно время замедляли
Трусливые,
Торопили время, понукали
Крикливые,
Без причины время убивали
Ленивые.

И колеса времени
Стачивались в трении
(Все на свете портится от тренья),
И тогда обиделось время —
И застыли маятники времени.

И двенадцать в полночь не пробило,
Все ждали полдня, но опять не дождалися.
Вот какое время наступило:
Такое нервное — взгляни, Алиса!

И… На часы испуганно взглянули
Счастливые,
Жалобные песни затянули
Трусливые,
Рты свои огромные заткнули
Болтливые,
Хором зазевали и заснули
Ленивые.

Смажь колеса времени
Не для первой премии —
Ему ведь очень больно от тренья!
Обижать не следует время.
Плохо и тоскливо жить без времени.

Про королевское шествие

Мы браво и плотно сомкнули ряды,
Как пули в обойме, как карты в колоде:
Король среди нас, мы горды,
Мы шествуем гордо при нашем народе.

Падайте лицами вниз, вниз, —
Вам это право дано,
Пред королем падайте ниц
В слякоть и грязь — все равно!

Нет-нет у народа не трудная роль:
Упасть на колени — какая проблема! —
За все отвечает король,
А коль не король, то тогда — королева!

Света светлейших их лиц, лиц
Вам рассмотреть не дано.
Пред королем падайте ниц
В слякоть и грязь — все равно!

Королевский крохей

Король, что тыщу лет назад над нами правил,
Привил стране лихой азарт игры без правил,
Играть заставил всех графей и герцогей,
Вальтов и дамов в потрясающий крохей.

Названье крохея от слова «кроши»,
От слова «кряхти», и «крути», и «круши».
Девиз в этих матчах: «Круши, не жалей!
Даешь королевский крокей!»

Заключительная песня Кэрролла

Не обрывается сказка концом.
Помнишь, тебя мы спросили вначале:
Что остается от сказки потом —
После того, как её рассказали?

Может не всё, даже съев пирожок,
Наша Алиса во сне разглядела…
А? Э! То-то, дружок, в этом-то всё и дело.

И если кто-то снова вдруг проникнуть попытается
В Страну Чудес волшебную в красивом добром сне, —
То даже то, что кажется, что только представляется,
Найдёт в своей загадочной и сказочной стране.

© Irina Samonova 1999-2019

Яндекс.Метрика