Нехорошая квартира

Пеерехав в Москву в 2001 году, а начала «обходить владения». Во дворе дома 302-бис по улице Садовой (ныне Большая Садовая, 10) я бывала не раз. Приходила сама, приводила кого-то… И облизывалась на вывеску «работает с 13 до 18 по будним дням». И вот, наконец-то, свершилось! Я попала внутрь. Ходила с широко распахнутыми глазами и трогала всё руками. И, конечно же, снимала. То, что получилось могу показать и вам. Заодно и пройтись по страницам великого романа.

  • Надо сказать, что квартира эта — N 50 — давно уже пользовалась если не плохой, то, во всяком случае, странной репутацией.
подъезд Большая Садовая 302 бис
стены подъезда: Михаил Булгаков
подъезд Большая Садовая 302 бис
  • Однако ждать пришлось дольше, чем полагал киевлянин. Лестница всё время была почему-то пустынна. Слышно было хорошо, и наконец в пятом этаже стукнула дверь. Поплавский замер. Да, его шажки. «Идёт вниз». Открылась дверь этажом пониже. Шажки стихли. Женский голос. Голос грустного человека… да, это его голос… Произнес что-то вроде «Оставь, Христа ради…». Ухо Поплавского торчало в разбитом стекле. Это ухо уловило женский смех. Быстрые и бойкие шаги вниз; и вот мелькнула спина женщины. Эта женщина с клеёнчатой зелёной сумкой в руках вышла из подъезда во двор. А шажки того человечка возобновились. «Странно, он назад возвращается в квартиру! А не из этой ли шайки он сам? Да, возвращается. Вот опять наверху открыли дверь. Ну что же, подождём ещё».
  • Поплавский дождался… Он начал рвать за ручку выходную дверь, в страхе не соображая, куда она открывается — наружу или внутрь, — наконец совладал с нею и вылетел на солнце во двор.
  • — Колонка! Купорос! Одна побелка чего стоила, — и, заплакав, рявкнул: — Вон! — тут он бросился, но не дальше, вниз по лестнице, а обратно — вверх, туда, где было выбитое ногой экономиста стекло в окне, и через это окно кверху ногами вылетел во двор.
стены подъезда
  • — Не шалю, никого не трогаю, починяю примус, — недружелюбно насупившись, проговорил кот, — и ещё считаю своим долгом предупредить, что кот древнее и неприкосновенное животное.
  • Счастливее двух других был Иешуа. В первый же час его стали поражать обмороки, а затем он впал в забытье, повесив голову в размотавшейся чалме.
  • — Аннушка, наша Аннушка! С садовой! Это её работа! Взяла она в бакалее подсолнечного масла, да литровку-то о вертушку и разбей! Всю юбку изгадила… Уж она ругалась, ругалась! А он-то, бедный, стало быть, поскользнулся да и поехал на рельсы…

Советую обратить внимание на надпись: «А если бы она пролила портвейн?» :)

стены подъезда: кот Бегемот
стены подъезда: Иешуа
стены подъезда: Аннушка
  • …Маргарита увидела лежащую на полу перед нею полоску света под какой-то тёмной дверью. И в эту дверь Коровьев тихо стукнул. Тут Маргарита взволновалась настолько, что у неё застучали зубы и по спине прошел озноб. Дверь раскрылась. Комната оказалась очень небольшой.
Дверь в квартиру 50 по Большой Садовой
квартира номер 50: кресло
квартира номер 50: книга отзывов
  • Бегемот отрезал кусок ананаса, посолил его, поперчил, съел и после этого так залихватски тяпнул вторую стопку спирта, что все зааплодировали.
квартира номер 50: тени на стене
  • На Садовую, конечно, съездили и в квартире № 50 побывали. Но никакого Коровьева там не нашли, и никакого Коровьева никто в доме не знал и не видел. Квартира, занимаемая покойным Берлиозом и уехавшим в Ялту Лиходеевым, была совершенно пуста, и в кабинете мирно висели никем не поврежденные сургучные печати на шкафах.
  • Степа, тараща глаза, увидел, что на маленьком столике сервирован поднос, на коем имеется нарезанный белый хлеб, паюсная икра в вазочке, белые маринованные грибы на тарелочке, что-то в кастрюльке и, наконец, водка в объемистом ювелиршином графинчике. Особенно поразило Степу то, что графин запотел от холода. Впрочем, это было понятно — он помещался в полоскательнице, набитой льдом. Накрыто, словом, было чисто, умело.
квартира номер 50: стол
  • Вырвавшись на воздух, буфетчик рысью побежал к воротам и навсегда покинул чертов дом N 302-бис. Превосходно известно, что с ним было дальше. Вырвавшись из подворотни, буфетчик диковато оглянулся, как будто что-то ища. Через минуту он был на другой стороне улицы в аптеке.
Выход из "Булгаковского дворика" на Большую Садовую

К сожалению, ни надписи про работу ни тех картин, которые вы здесь увидели, уже нет. :( Их уничтожили при ремонте подъезда, как это было не раз. Работники музея надеются, что когда-нибудь всё это можно будет восстановить, а пока вы просто можете прийти в музей и посмотреть фотографии разных лет.

© Irina Samonova 1999-2019

Яндекс.Метрика