Стихи, 1988 : Марина Базанова

Никому

Все вокруг состоит из чего-то,
Все во всем: я в тебе, ты во мне,
Смотришь прямо в глаза и полсвета
Вверх ногами в зрачках, в голове.
Все во всем, значит небо —
Светлый купол, звенящий Весне,
Значит Солнце — большая комета,
Что летит на ладони ко мне.
Слышишь, время совсем не осталось.
Миг ладони закатом сжег;
Все желанья сбылись, загадались,
Две звезды в небо вкинуть ты смог.
И моргают теперь их ресницы
Желтым светом пытаясь понять
Почему им так близко сегодня
Суждено на все небо сиять.
Все во всем, значит есть две планеты,
Чьи склоненья по градусной мере равны,
И галактика есть, значит где-то,
Где живем только я, только ты.

21.01.1988г.

#

Я хочу довольствоваться крохой,
Плыть манежась на оглоблях волн,
Знать весь мир и быть почти старухой
С обеззубевшим уставшим ртом.

1988г.

***

Плачут звезды в ночи
Меж тобою и мною.
И слезами холодными
Тает снег на ладони.
И искрятся глаза,
И улыбка у губ,
Скажешь нежно «люблю»,
Будешь ласково груб.
Только все не к чему,
Нет доверья словам,
Все впустую, не зря
Грустно так небесам.
Может это судьба —
Лишь слезинки ловить.
Что-то мне не дано,
Чтобы просто «любить»
Ничего больше нет,
Только звезды в ночи,
Ты твердишь: «Полюбил!»
Я прошу: «Помолчи.»
Не нужны мне слова
Когда ясно и так,
Все, что было — игра,
Твои чувства — пустяк.

зима 1988г.

***

Выбейте меня из этой дырки!
Не могу, не буду я торчать!
Надоели шишки на затылке,
Я хочу побольше значить, знать!
Все! Конец! Я больше не кайфую!
В темноте кромешной и фонарь — звезда.
Надоело, Не могу впустую...
я плюю себе в лицо сама.

10.02.1988

***

Устала. Нет чувств и желаний.
Все ложь, что не кинь — пропадет.
Стремлюсь, расшибаюсь о камни исканий,
Надеясь наивно: пройдет.
Все знаю, но помнить, услышать нет силы,
Хочу и в слепую иду на огонь,
И жарко от копоти глаз сердцу милых,
И душно от слов, заглушающих боль.

21.02.1988

***

Хочу, чтоб звенела гитара,
Хочу полюбить, целовать,
Хочу упиваться соблазнам,
Свободной, счастливою стать.

Хочу быть послушной и кроткой,
Чтоб было кому положить
На мокрое сердце ладони,
Слезами его осушить.

Хочу захмелеть от безумья,
И радость свою разделить,
Хочу быть не феей — колдуньей,
Поверь, мне так хочется быть.

02.1988

 

***

Странно бывает, что пусто
В светлом проеме двери,
Жду я и жду, но так грустно
Ждать и не верить любви.

* 1 *

Кажется, что плачет сердце —
Раскололось что-то внутри,
Хочется мыслью раздеться,
Крикнуть себе же: «Смотри!»

Горько, нет, больно и мокро,
Тусклым светом гудит все внутри.
«Сердце, ты плачешь? Довольно,
Слышишь, довольно, смотри!»

 

* 2 * /вопрос/

Я не знаю, что может быть глупее,
Чем разговаривать «сама с собой»,
Создать свой мир и не во что не верить,
И знать заранее, что «этот уже мой».

Хочу я быть отчаянно жестокой,
Наивно, нежно полюбить хочу.
«Одно прошу, останься недотрогой».
Но как остаться, если я хочу?

 

* 3 * /ответ/

Глупо. Другой я не буду.
Люби — не люби. Целуй — не целуй.
Услышу опять, что я «чудо»,
Какой-то объект неземной.

Я выучу грусть и покорность,
Улыбку одену, блеск глаз,
Но только другой я не буду,
Рождаются люди лишь раз.

 

* 4 * / P.S. /

Видишь эти глаза? — это ты,
Ты их зажег как слеза
Канув в проем ночи,
Тихо «люблю» сказав.

Слышишь мой голос? — он шум,
Шум набежавшей любви,
Он повторится потом
Всплеском немой тишины.

Скажешь мне с грустью «люблю»,
Или смолчишь? — помолчи,
Я так хочу, чтобы ты
Мне помолчал о любви.

P.S.S. Открыть свой мир,
Всем рассказать о нем,
Мне не хватает сил,
Войдем туда вдвоем.

21.02.1988.

 

***

Я тебя совсем уже не помню,
Не узнаю голос телефонный,
Постою не вымолвив не слова,
Лишь согрею трубку телефона.
Сочиню потом стихи простые
Про тебя, про солнце, про песок.
Видно, это просто ностальгия
По ушедшей радости не в срок.

1988г.

 

***

Хочу кричать, хочу метаться,
Хочу все знать, не ошибаться,
Хочу чтоб вихрь, чтоб вверх ногами,
Хочу слепых водит кругами,

Хочу быть злой, громить, увечить,
Чтоб лишь от взора гасли свечи,
Хочу все помнить и не думать,
Что через миг и после будет!

13.02.1988.


***

Рассыпало солнце веснушки
Веселый ты парень, смешной,
Серьезны глаза, непослушны,
Сильны в поединке со мной.

Улыбка как в детстве простая
И тает лед взгляда под ней.
Тебя совершенно не зная,
Готова я к спору: скорей!

1988г.

 

***

В открытый квадратик ночи
Летят не моргая, робея
Снежинки. Пушистый комочек
Смеется над грустью моею.
А в городе полночь. Тихо
Горят фонари сутулясь.
Они так устали без время
На призраки звезд любуясь.
И я вместе с небом в трансе,
В глазах — полвселенной звездной.
Хочу жить сама, но страсти
мне не хватает гордой.

19.03.1988.

 

***

Случается так, что в слепую
Нащупаешь мысль, обойдешь.
Обиженной, гулкой струною
Она обратит эхо в дрожь.
Она растворится в безвестье,
Гитара заплачет скорбя
И сложится долгая песня
О жизни, о смысле бытия.
А может быть просто капнет
Слезинкою мокрой из глаз
То светлое, что с годами
Теряет каждый из нас.

20.04.1988.

 

***

Звездочка как электрический фонарик
белой ночи рвет тугую мглу.
В небе пустота, ее глазами
Шепчет ветер первому листу:
«Спи, мой друг, весна пришла печальна,
Нет мне сил и чувств тебя ласкать,
Ревновать космы берез таская,
Не могу объять, обнять, сорвать.
Утром встану тих, смирен, уверен,
Что забыл ночные ты слова.
Спи, мой друг, будь сердцу верен,
Как вон та белесая звезда.»

05.05.1988.

 

***

Ты меня не понимаешь:
Знаешь вроде и не знаешь,
Любишь вроде и играешь, —
Ты меня не понимаешь.

Встретить хочется, проститься.
Но зачем мы прячем лица?
Ты по мне не так скучаешь,
Ты меня не понимаешь.

19.05.1988.

 

***

Совсем мне не грустно, что грустно не будет,
Когда прозвенит звонок,
Ты первым сорвешься с места,
Хотя не закончен урок.

Не грустно,
Что больше грустить я не буду,
Что держит портфель мне другой,
Что он, а не ты будет «чудо»,
Меня провожая домой.

Не грустно,
Что глаз твоих зелень
Меня своей грустью не жжет.
Когда-нибудь, через время
пусть каждый из нас взгрустнет.

28.05.1988


***

Ты похож на котенка.
Тебя хочется погладить по голове,
Да, сесть тебе на колени
И ладонью провести по волосам, шее,
Но не больше, нет, не дольше.
Ты похож на котенка:
Весь — комочек пушистых мыслей,
Пушистых глаз.
В тебе так много звериного,
Иногда мне кажется,
Что ты просто дикарь,
Но ты похож на котенка.
И руки у тебя, должно быть,
Мягкие и теплые, ласковые и пушистые,
Ты кого-то гладишь по волосам
И, наверное, целуешь.
Ведь никто не скажет: «Нет, не больше.»
И ты похож на котенка.
Кто тебя приласкает —
Кинет беленькую мышку, —
Ты бежишь. Но возвращаешься
Ко мне, не на зов, а просто
Как возвращаются домой.
Подходишь и улыбаешься
И светишься в лучах солнца
И глаза у тебя такие зеленые,
Как ты похож на котенка!

05.06.1988.

 

***

Сейчас ты уже спишь, —
Врятли думаешь обо мне,
Снятся тебе твои горы
И глаза не мои,
А бездонные, голубые,
Как озера у твоих гор,
И цветы ты собираешь не для меня,
А для той, чьи волосы
Похожи на нежные лучи солнца,
Но все-таки третьей, о ком
Ты вздохнешь, буду я,
А может тебе вообще ничего не снится?

05.06.1988.


***

Понимаешь, у каждого своя любовь
И каждый понимает и воспринимает ее по-разному.
Для меня любовь — Взаимопонимание,
отдача всего себя,
Уверенность в том, что действительно
Два человека нужны друг другу.
Но нужны не для того,
Чтобы получать друг друга,
А чтобы отдавать друг другу,
Отдавать себя, обогащаться и расти...
В настоящем чувстве — рост души человека.
Чтобы люди делали без любви!
А ты, наверное, и не думаешь об этом.

05.06.1988.

***

1

Завтра мы будем вместе.
Будем! Я так хочу!
Возьму и отброшу все «если»
И руку тебе протяну.
Что делать ты будешь — не знаю.
Ах, если б поцеловал:
Своими сухими губами
Ладошку мою разжал.
Но ты не такой. Лжегордый —
Не знаешь как я дорожу
Твоим каждым вздохом, шагом,
Как каждое утро спешу.
Тебе не понять моих мыслей,
Ты строго «по форме» живешь.
Ах, если бы, если бы, если
Увидеть твой трепет и дрожь!
Конечно, я верю, надеюсь,
Иначе, зачем вся игра,
Зачем ты со мной и как будто
Совсем не со мной иногда.

2

Ты рядом, но ты не со мной.
Сказать что тебе — не знаю.
Ты смотришь и я с головой
В разрез твоих глаз ныряю
И трепетно, как сквозь сон
Тебя осознаю рядом:
«Ты рядом, но ты не со мной...»—
По сердцу слезинки градом.
Ты смотришь и нету сил
Понять тебя..., что все значит.
Хоть ты б сам себя спросил:
О чем она чуть не плачет?
Но ты все молчишь и смотришь
Пронизывая насквозь
Как мелкий ноябрьский дождик.
Мы рядом, но мы врозь.

06.06.1988.


Из писем
1.

Ты так далеко, что мне дорог вдвойне,
Что грусть все сжигает дотла.
И все это, все по твоей вине,
А что «все» — не знаю сама.
А в сердце колодец — колодец слез.
Не знаешь как трудно мне.
Ты сам не заметил, как все увез,
Оставил лишь небо в окне.
Мне страшно, жестоко тебя потерять,
Себя потерять — вдвойне,
Хочу и тебя и себя понять,
Брожу по прошедшей весне.
Но там лишь стихи и глаза, и солнце,
И тысяча глаз — не твоих,
А небо вновь смотрит в мое оконце
Плача за нас двоих.

2.

Ты был такой ласковый. Зачем?
Чтоб мне грустнее было помнить?
Чтобы тебя любить со всем,
Что ты умеешь в себе строить?
Зачем мне это все, зачем?
Ты так далек, хоть мне дорог,
И в простоте своей так робок,
И мил сама не знаю чем.

20.07.1988.

3.

Зачем все так было грустно?
— Не знаю, но вспомню опять.
Как ты заставляешь часто
Меня за себя страдать!
Сейчас ты вдали, полсвета
Меня разделяют с тобой.
Мне, знаешь, не страшно это.
Но страшно остаться одной.
Одной — без тебя, и все тут,
Другие — зачем и к чему?
Наврятли они все смогут
Добиться моих «почему».
Привыкла я быть лишь сильной,
Не знаю, что делать с собой,
В любви моей все не стабильно,
И «путаешь» ты лишь со мной.
И как мне тебе покориться,
Идти за тобой как слепой?
Чтоб ты научился не злиться
И быть за двоих «головой»?

25.07.1988

4.

Я опять о тебе гадаю
По страницам, по буквам, по письмам,
По дороге домой шагая,
Обрывая жухлые листья.
Ты со мною, вновь вижу тебя я,
Только это все грезы и сны,
Я опять о тебе гадаю
Не прощая прошедшей весны.
И выходит: ты мой и любимый,
И деревья кивают во след.
Милый, знаешь как это красиво
Средь росы видеть глаз твоих свет!
Ты далек, но сейчас очень близок,
Ты со мной, хоть за тридевять верст,
Небосвод синий искренне низок
И к тебе строит радужный мост.
Но где ты, там уж ночь, и не сможешь
Ты его разглядеть среди тьмы,
Но поверь, этот мостик построить
Удалось через ночи и сны.
Это сказка. И пусть будет весело!
Пусть как сказки сбываются сны!
Очень жаль этим часом предутренним
Разводить золотые мосты.
Далеко ты. И как же не спорить нам,
Кто сильней из нас предан, влюблен?
Рассветает. Ладошкою мокрою
Машет вслед мне молоденький клен.

29.08.1988г./Ленинград/

5.

Когда мы с тобою встретимся?
Когда? Ты ответь, не молчи!
Но в трубке гудки и не верится,
Что где-то на том конце ты.

Вновь диск сумашедше вертится,
Вновь голос звучит как чужой.
Скажи, может мне не надеяться,
И шанс есть остаться одной?

Одна я не буду, ты знаешь ведь,
Но как буду я без тебя?
Как буду другому в глаза смотреть
И робко шептать: «Да, твоя...»??

Вновь цифры, гудки — пустозвонище,
Любовь не заменят они.
Расстались мы, не рассорившись.
Да. Сами. Твой голос. Гудки...

30.08.1988 /Ленинград/

 

***

Ты сказал: «Нужно быть эгоисткой»
Как же так, если это любовь?
Как же быть тогда милой и близкой,
И не делать мне глупостей вновь?


***

Душу не волнуют чувства
И к перу не просится рука,
Было мне не к черту грустно,
Ты сказал мне простенько: «Пока»,
Как же быть, коль в этом мире просто
Все, что я боготворю до мелочей...
Где-то там на проводе опустишь
Трубку не гася свечей.


Серая любовь

Сегодня дождь. Сегодня лужи,
Моя погода и твоя,
Ты далеко, но ты же любишь,
И кружится еще Земля.
Сегодня Дождь. Сегодня слякоть.
И кажется, что ты придешь,
Придешь, подумаешь «Что ж плакать,
Коль солнце больше не вернешь.»
И я скажу: «Живи, как можешь.
В душе не слякоть — пустота.»
Ты мне ладонь в ладонь положишь
И скажешь тихо: «Ты моя.»
Да, непогода — это к встрече,
Мы под дожем еще родней.
Я надеваю плащ на плечи,
Спешу к тебе, скорей, скорей...

14.09.1988.


Ему одному

Мне горько, что ты ушел,
Ушел не попрощавшись,
Что в сердце не нашел
Ты сил разлуки ждавших.
Мне жаль, что ты любил,
И жил, и знал, и помнил.
Жаль все, что не забыл,
Что для меня исполнил.
Ты был бы нужен мне,
А ты ушел не зная,
Что где-то вдалеке
Останусь всё ж твоя я.
Не грустно, что ты зол,
Тоскливо, что безвестен.
Ты в сердце, ты ушел
В мотив знакомых песен.
Прости, что не твоя —
Осталась Этька в детстве,
Вершины нет. Земля
Вся круглая, без бедствий.
И нету скал и гор,
Унес ты их с собою.
Проблемы? Так — топор:
То лес, а были горы.
Прости меня, родной,
Нет сил вершить одной мне.
Заслуженный укор —
Твой взгляд во сне, не боле.
А в сердце бьет набат:
Ну что ж, что не твоя я,
Ну что ж, что он не «брат»,
Ведь плоть-то вся земная.
Я научусь сама
Любить тебя и помнить,
Вершить, пускай одна,
С тобой как прежде спорить.
А ты, ты будь покоен,
Я — Этька, я все таже,
Жива. И вся с тобой.
Живу. И без поблажек.

25.09.1988.


Осенью

Вечер. В створке форточки горестно
Небо, звезды, во тьме тополя.
И луне тихой сладко и совестно
Наблюдать обнаженны поля.

Вот он мир! В этом кубике ночи!
Весь! Глазеет сейчас на меня.
И сейчас вот возьмет и захочет,
Чтоб сказала ему: «Я твоя!»

Да, мой мир, это будет, я знаю
Только форточка — рамка не «ах».
Я — Мадонна Тебя обнимаю,
Да, мой мир, твои звезды в цветах!

Только полночь пробьет, я разрушу
Эти рамки, впущу тебя: «Влазь!
Оставляй дома мать свою — стужу
—надоевшую грязь.»

Это — юность. Тебе будет сладостно
Обжигать мне дождями уста.
И окно я закрою, и радостно
Объявлю тебе: «Хватит! Весна!»

Опьяненный ты скажешь: «Конечно же...
Для тебя... Хочешь звезды с небес?»
Только вместо звезды будет падать мне
На ладонь снежный беленький крест.

Я скажу: «Крест Тебе же распятие —
Пригвоздю. Как крепка твоя кровь!
Станет крест для тебя проклятием,
А святынею станет Любовь!

Но весна не наступит. Лицо закрыв
Я уйду, я скажу: «Не судьба.»
Но во сне будет ветер, крутой обрыв,
Твои нежные руки, глаза.

Звезды в небе расскажут, что ты любим,
Что Вселенная — дом для меня.
Я хозяйка. Мне Ты — господин. Один.
»Я — твоя, Я — Земля.»

28.09.1988.

 

Первый снег

Который раз я о снеге пишу,
а он все белей и пушистей,
и я не стерплю — расскажу
как он осыпает листья.

Деревья, они в серебре,
Под снегом листва золотая.
А в доме, в чьем-то окне
Цветет хризантема нагая.

Береза же скромна, она,
Она припорошена снегом,
Но снег, он хитер, и листва
Последняя падает с веток.

И ветр... и тот все ж притих,
Дивясь этим таинствам звездным.
Береза же скромно стоит
И плачет, и катятся слезы.

И ветки — ресницы она,
Она опускает в смущенье,
Сегодня она вся бела,
—стоит в ожерелье.

И небо, как чаша без дна,
Все сеет, лаская березу,
И мокрые почки она
Еще не готовит к морозу.

Ей сладко, легко, ей тепло,
Что снег на стволе ее тает,
И ей показалось самой
Что осенью весны бывают.

И больше не плача она,
Она принимает объятья
Пушистого, нежного сна
И ей не нужно больше платье.

И счастлива снова забыв,
Как он изменял ей пургою,
И тщетен злой ветра порыв,
Она вся в снегу, с головою.

Печально и радостно ей
Отдаться юнцу озорному,
Тому, кто в далекой весне
Стекает из ранок росою.

Ей хочется, что бы он жил.
Он юн и наивен не знает
Как счастлив он, как он любим,
Поэтому медлит, но тает.

21.10.1988. (Томск)

 

Секрет ее счастья

Мне не грустить, что не любима,
Не лить мне слез, что не мила.
И для кого-то я красива,
для многих будто и сильна.
Что ж делать мне, коль я счастлива?
Я многим счастье бы дала,
Взяла б по долькам раздарила
Всем, у кого грустны глаза.
Но я молчу и прячу счастье.
Я так боюсь всем рассказать,
Что счастье мне был снег, ненастье,
Что я могу о них писать.
Люблю я мир, и он взаимен,
Другой меня так не поймет,
А он не спрашивая имя
Мне поцелуев хлопья шлет.
И я иду пьяна от снега,
Любима, счастлива, сильна.
Не знает вечность человека,
Кому б я сердце отдала.

21.10.1988.


***

Ничего, что глаза
И грустны, и печальны,
Знаю я лишь одна —
Наши встречи случайны.
Да, лишь случай тот факт,
Что с тобою мы близки,
Мы чужды, не впопад
посылаем записки.
Впрочем, письма — вода,
Уплывают химеры,
Остаются слова,
Говорящие где мы:
«Побережье любви...»,
Но любовь за кармою,
Были счастливы мы,
Увлекаясь собою.
Мы любили в глазах
Лишь свое отраженье,
И ресниц робкий взмах
Прерывал наслажденье.
Да, мы любим себя,
Но разлука — не пристань.
Позабылись глаза,
Пообветрились мысли.
Штиль. Не знаем проблем.
Все так тихо, без риска.
Для чего же, зачем
Так далеки и близки?

28.10.1988.


***

Ты причиняешь боль мне, — постоянно
Готова я кричать: «Пусти меня, пусти!»
Как странно это все, как сказочно желанно...
Как низко, мелочно твое: «Прости...»
Пусти меня, тебя забыть смогу я,
Ты только сердце больше не держи,
Оно как в клетке бьется ретьевое
От твоего глухого «не молчи...»
Пусти меня, ведь знаешь сам — свободна,
Чего хочу добьюсь и без тебя,
Я не погибну, не умру голодной...
Пусти меня, ты любишь не любя.
Не фантазируй, ты ведь сам ребенок.
Но взрослы шалости: в твоих глазах огни
Горят, сжигая грудь до боли
И сердце бьется в запертой груди.
Зачем мне это все? Ведь жить куда спокойней,
Когда нет страха, что судьба горька.
Любить тебя — за что же мне такое
— не знаю я сама.

21.11.1988.

 

***

Где-то вдали костер,
А в небе пепел, зола.
Но кажется: мы вдвоем, —
Не будет золы без костра.
«Вчера это было, вчера...»
Нет, небо малиново лжет.
То листья — не ты, я одна.
И дождь с тополей не льет.
И слезы не катятся — ложь,
Что это все было со мной.
Ты небо специально, ты ждешь,
Что я назовусь золой.
Но, нет, будут звезды и я
Поспорю с тобой, будет дождь,
Ты зря серо-огненно, зря.
Мне трепет знаком, а не дрожь.
Сильна я, тебе не видать
Ни глаз моих больше, ни слез!
Лишь где-то в мечтах буду ждать
Я первых июньских гроз!

28.11.1988.


Федерико Гарсиа Лорка

Он гарцует дивясь своей стати
По сердцам, по людским непонятьям.
Он гарцует в фантазии зыбкий
То ли плачем своим, толь улыбкой.
Если сердце как струны плачет
И гудит этой гулкой тревогой,
Значит, Лорка не умер, он скачет
По ветра за мечтой вдогонку.
В кровь изрезали струны пальцы,
Страстно ночь обещает длиться...
Федерико Гарсио Лорка
Ведет звезды к луне напиться.
Черный плащ его озарится,
Кровь востока ни землю прольется,
Скорбью ль, радостью ль разродится
Ночь — печальная недотрога.
И в священном безумии ясно
Я увижу свою дорогу.
И шагну первый раз не напрасно,
Повинуясь священному слогу.

1988.


***

Я разучилась жить
Рисково, с ветром в лица,
Судьбой своей вершить,
О камни пеной биться,
Чтобы воскреснув вновь,
Суметь все и исполнить,
Чтобы любить Любовь,
Чтобы в мире Мир построить.
Мозаикой все — в стекло,
Чтоб брызгами краски жили,
Чтоб было мне все равно:
Что было и кто не были.
Чтоб знать наверняка,
Что счастье — это сила,
Что я люблю — всегда,
Что я всегда — любима.
Но это лишь в стихах
Осколки... трепет кисти.
Осталось сделать шаг,
Чтоб к жизни все приблизить.

27.12.1988

ВКонтакте
FaceBook
Маришкины стихи

Мне вообще везет в жизни на замечательных людей. Среди них есть Маришка. Как я всегда про нее говорю — Мудрая Женщина.

Ленкин, в смысле, Корчуганова - Маркина.

Про нас с Леной говорили, что мы все делаем одновременно. Было дело как-то читали одну и туже книгу на одной и той же странице. Я в Кемерово — она Томске.

Лисёна (Лиза, Елизавета Алексеевна)

О моем Мышонке и ее творчестве.

Семейный фотоальбом

«Старший класс сидел на деревьях. Принцессы — на одном дубу, принцы на другом. Каждый на своей законной ветке. Генеалогической». Павел Калмыков. Школа Мудрых Правителей или истории Королятника.

Строчки

Временами я что-то пишу. Ни истории, ни события, ни люди. Это просто эмоции в словах, размышления на тему и немножко яда для остроты. «Строчки».

Путешествия, игры, юмор, цитаты и кулинарияSwitch to English
Summoning.ru

Впервые здесь?

Яндекс.Метрика

Irina Samonova
© 1999-2019